ЭМИР АШШУРСКИЙ,
директор Института научного прогнозирования, академик МАБЭТ
(г. Киев)

КОНФЛИКТ — НА ВОСТОКЕ,
НО КОРНИ ЕГО —НА ЗАПАДЕ!

В своей статье «Гражданская война на Донбассе — всецело на совести власть имущих!» («Природа и человек. XXI век», № 8 за 2015 г.) мне довелось невзначай высказать мысль, что прежний президент Украины В. Ф. Янукович волею сложившихся обстоятельств был два года тому назад поставлен перед нелёгкой дилеммой: либо допустить опасное междоусобное кровопролитие, либо всё же сберечь мир в стране путем вынужденного тактического «откупа» — с предоставлением автономии агрессивно настроенным западным регионам.
В ответ я получил массу комментариев и писем с просьбой по возможности прояснить и конкретизировать своё вдение данной ситуации. Что, собственно говоря, и попытаюсь сейчас сделать. Особенно же после того, как всем, думаю, стало вполне понятно, что из-за непримиримых идейных и национальных противоречий без автономного размежевания Украины теперь уже не обойтись. Но сначала небольшой ознакомительный экскурс в историю.
Как известно, уже с незапамятных времён славяне были приверженцами оседлого образа жизни, занимаясь в основном земледелием, скотоводством, ремёслами, охотой и рыбной ловлей. Благо, под боком у них были богатейшие чернозёмы с обилием рек и озёр, хвойных и широколиственных лесов, да ещё и столь благодатный для жизни тёплый умеренный климат.
Именно благодаря этому у древних славян эволюционно сформировался особый тип мышления, ведь постоянный контакт с прирученными животными, так же, как и систематическое сезонное чередование погодных условий, волей-неволей стимулировали в коре головного мозга ускоренное развитие защитно-адаптационных механизмов и сообразительности. К тому же есть археологические свидетельства, что многие полезные навыки были ими переняты ещё от представителей Трипольской культуры. Сюда, в частности, можно отнести обычай сжигать дотла места предыдущих стоянок (в том числе и вполне, казалось бы, сносные ещё на вид жилища с утварью), а вместе с ними ослабленных животных и птиц — с целью поставить заслон распространению опасных эпидемий.
На Руси, кстати, изначально не было рабства (за исключением долгового, привнесённого чуть позже в нашу культуру хазарами): пленные, как правило, вскоре отпускались на свободу, причём зачастую тут же где-то рядом и оставались жить. Вот почему к русичам вполне могли причислять себя в ту пору любые этносы (ибо это не нация, а просто некая общность людей, проживавших на одной территории). Что, впрочем, как показал дальнейший ход событий, отнюдь не помешало созданию здесь на исходе
I тысячелетия н. э. крепкого обороноспособного государства.
Выбор новой столицы Руси тоже отнюдь не был случайным, поскольку она стоит точно на меридиане пирамид Белого моря и Египта. Напомню в этой связи, что совсем недавно питерским энтузиастом Игорем Гусевым на территории Кольского полуострова был обнаружен многоступенчатый мегалитический комплекс высотой 80 метров плюс ещё два таких же на островах Беломорья — вместе с каменным изваянием Сфинкса и древнейшими иероглифическим знаками поклонения Осирису и Тоту.
Итак, в Киеве вскоре забурлила активная деловая жизнь, причём гружёные верблюжьи караваны даже, казалось бы, с весьма удалённых (китайских, арабских, персидских) земель потянулись сюда сплошною дружной чередою. Хотя, правда, затем вследствие участившихся набегов кочевых разбойных племён былая оживлённая торговая связь постепенно прекратилась. Разве что лишь одни одомашненные африканские кошки остались как бы немым отголоском или, точней даже, зримым напоминанием этого…
Ну а теперь попробуем в мыслях проследить за образованием так называемой Червонной Руси (Галиции). Ведь ни для кого не секрет, что сейчас её в основном населяют люди, своим фенотипом (то есть чертами лица) заметно отличающиеся от славян. Вот, кстати, хорошо знакомая каждому ещё по старым советским кинолентам их приблизительная портретная характеристика: вдавленные глазницы, тонкие губы, монолитный (чаще без горбинки) нос, радужка, преимущественно расцвеченная в холодно-серые или белесые тона. По мнению ряда историков, прямые потомки фракийцев даки (составившие впоследствии костяк румыно-молдавской нации), убегая от римского рабовладельческого государства в Карпаты, настолько якобы тут обрусели, что даже ухитрились позабыть о своих исторических корнях. Главными аргументами такой теории называется массовая распространённость волошского права в местной крестьянской среде (вспомним хотя бы пресловутую барщину, внедренную здесь в обиход на три века раньше, чем у великороссов), а также наличие некоторых чуждых нам романских слов и оборотов в лексике галичан. В частности, именно эту идею активно продвигал в своих книгах скандально известный журналист Олесь Бузина (хотя на самом деле он её просто «позаимствовал» из трудов современного польского этнографа Романа Райнфуса). Впрочем, как бы там ни было, к данной трактовке исторических фактов мы ещё вернёмся чуть позже, а пока вкратце проследим за последующим ходом событий.
Живя на западной окраине Руси, но обладая, тем не менее, заметно отличающимися от наших «дикарскими» чертами характера, галичане всегда — увы — выделялись откровенной беспринципностью и своенравием. В частности, весьма зыбкой и где-то даже предательской выглядит роль (или, выражаясь по-современному — «страусиная поза») князя Даниила Галицкого при изнурительной 10-недельной осаде Киева ханом Батыем. Что, впрочем, чуть погодя в полной мере обернулось против его же кровных интересов…
А вообще, лично мне ситуация с ними во многом напоминает цирковых тигров, нападающих обычно не на дрессировщика, а… на острие палки, которой их для пущей интриги подбадривают. Судите сами: в различные периоды нынешней истории они почему-то раз за разом конфликтовали то с венграми, то с цыганами, то с австрийцами, то со здешними закарпатскими немцами (но Гитлеру всё же, правда, удалось наладить с ними временный тактический союз), то со своими ближайшими соседями поляками. Короче говоря, сполна досталось на орехи всем, кто хоть как-то нарушал их единоличный покой. А что уж тут говорить про большевиков или евреев: картины распиливания захваченных в плен советских офицеров, сопровождаемые жуткими ядовито-бездушными ухмылочками, и доныне, наверное, у каждого из нас перед глазами!..
Так что, пожалуй, единственный достоверный случай, когда они действительно оказались на высоте, придя на выручку союзникам, — это тот памятный по учебникам переломный эпизод Грюнвальдской битвы, при котором именно их фланговая атака надолго отбросила «псов рыцарей» от исконно славянских границ.
Однако почему же всё-таки в массе своей жители левобережной Украины традиционно недолюбливают галичан (именуемых, кстати, тут повсюду этаким презрительно-местечковым прозвищем «западынцы»)? Ведь должны же у них в конце-то концов, как и у всех земных народов, иметься и некие положительные качества: в данном случае это, прежде всего, крепкая хозяйская жилка, хорошо развитые навыки почти ко всем рабочим ремёслам, а из физических качеств — особая гибкость, прыгучесть, выносливость. И вовсе, оказывается, не зря многие тамошние женщины покоряли богатых иностранных путешественников (а знаменитой Роксолане удалось, впрочем, и самого даже турецкого султана) своими обворожительными манерами, мелодичным звонким голосом и грациозной фигурой.
…Но, несмотря на все эти «плюсы», большинство местных жителей по-прежнему относится тут к ним на Приднепровье, как к чужаками. Приведу такой характерный пример: при советской власти, чтоб арендовать жилплощадь, любой приезжий западынец вынужден был всячески изворачиваться и хитрить, ибо, увидев лишь издали его «кирпичную» физиономию или услышав даже этот характерный говор, хозяева мгновенно закрывали двери на тройной замок. Вот почему раньше западынцы искали себе ночлег, как правило, не одни, а обязательно с кем-то из знакомых киевлян. (Сейчас, правда, ситуация изменилась, но всего лишь потому, что реальное число теперешних предложений на столичном рынке недвижимости резко превышает спрос.)
Хотя вряд ли в этом сокрыта какая-то особая закавыка: бездушие, упрямство, вязкость мышления, отсутствие творческой мотивации, злопамятность — вот те одиозные черты прямых генетических наследников Шухевича и Стецько, за которые их терпеть не могут коренные славянские обитатели Украины. И вот тут опять, как видите, нам поневоле приходится обратить свой взор на историю, а точнее даже — на «эпоху великого переселения народов», охватывающую примерно середину первого тысячелетия н. э. Именно к этим смутным временам относят массовый исход червонных хорватов с холмистого прикарпатского региона — поближе к благодатным солнечным берегам Адриатики, где они проживают и поныне. А вообще, как известно, современные хорваты ведут свой родовой отсчёт якобы ещё от воинственных ираноязычных аланов (активно кочевавших в южном Приднепровье и на Донбассе уже в самом начале нашей эры). Так по крайней мере утверждается в их школьных учебниках, а на семейно-бытовом уровне вдалбливается чуть ли не с молоком матери (то есть во имя превратно понятого торжества независимости налицо вполне очевидные попытки отмежеваться от соседствующих с ними славянских народов — и притом любой ценой). Впрочем, о том, что эти два этноса по своему менталитету существенно отличаются друг от друга, никто сейчас и не собирается спорить. Крайне сомнительным как для специалиста представляется тут совсем иное — явно высосанное из пальца историческое происхождение хорватов (а вместе с ними и их ближайших братьев по крови — наших пресловутых «западынцев»).
Но, прежде чем, развенчав бытующий миф, окончательно расставить все точки над i, приведу ещё третью столь же расхожую, но — увы! — ложную версию, возымевшую особую популярность вскоре после выхода в свет хрестоматийной повести И. Я. Франко «Захар Беркут».
Гунны. Когда-то в седую старину эти пять букв вселяли непередаваемый немой ужас в сознание любого без исключения жителя Европы, причём матери этим словом пугали обычно своих непослушных чад: мол, будешь баловаться или капризничать — отдам гуннам на растерзание! Кстати, во всех нынешних германских языках (а их вообще — с добрый десяток) «hunde» может одновременно обозначать и собаку, и весьма изощрённое оскорбительное ругательство в адрес той или иной личности.
А несколькими столетиями позже их ратные подвиги были столь же успешно повторены Чингисханом, с наскоку покорившим татар, половцев, печенегов и множество раздробленных в междоусобицах русских княжеств. Уцелевших же при этом местных правителей лихие азиаты тоже с толком для себя сумели приручить, заставив их регулярно платить дань, то есть узаконив тем самым своё право на сбор налогов.
«Восточная тема» неоднократно всплывала при обсуждении этногенеза различных наций и рас, но особую актуальность она приобрела после расшифровки человеческого генома — когда вдруг выяснилось, что львиная доля землян (как минимум 18 миллионов особей мужского пола) является прямыми потомками чингизидов. И хотя на женщин этот метод исследования не распространяется, однако данную цифру вполне смело можно умножать на два. Примерно так же обстоит дело и с генетическими наследниками Аттилы. Что тут поделаешь: оба они были уж очень усердны, щедры и плодовиты в кругу своих многочисленных жён и наложниц.
Но ведь согласитесь: жестокий дикарский характер и бурные любовные страсти — это отнюдь ещё не самое главное в жизни. А посему, сколь бы впустую ни тешилось галичанское самолюбие, факт остаётся фактом: практически все эти миллионы отпрысков обитают сейчас на территории Монголии, Китая, Пакистана, Афганистана, Казахстана, Узбекистана и Киргизии. И никто из них вдобавок к тому же не характеризуется прямым монолитным носом, увесистым подбородком и вдавленными глазницами. То же самое, кстати, можно сказать и о македонцах, румынах, молдаванах (притянутых сюда за уши Р. Райнфусом), как, впрочем, и об осетинах, по праву считающихся современными носителями аланских генов.
И всё же поразительное сходство жутких кровавых злодеяний, совершённых в сороковые — пятидесятые годы боевиками УПА по отношению к русским и полякам, с аналогичными массовыми зверствами хорватских усташей в Югославии побудило меня более тщательно изучить причины и внутреннюю подоплёку данного феномена. Более того, поневоле пришлось даже заново проштудировать кое-какие старые классические труды по антропологии.
И вот именно в них мне в конце концов удалось выйти на верный след. Оказывается, кроме всем нам известных ещё со школьной скамьи трёх земных рас, в раннем бронзовом веке существовала ещё и четвертая — мехтоидная. Представители этой расы вряд ли отличались высокими умственными способностями (так, например, после них не осталось никаких культурных артефактов, в том числе и вполне привычных для иных цивилизаций наскальных изображений), но зато они умели строить прочные жилища и производить удобные орудия труда. Причём даже внешний их облик — что, без сомнения, достойно тут особого внимания, — тоже полностью совпадает с портретом, описанным выше; хотя они и проживали в среде чуждых им, казалось бы, по крови темнокожих негроидных племён.
Вы, конечно же, спросите: но куда же делись эти древние русоволосые обитатели Африки? Что ж, в отличие от печально известных неандертальцев, они не были истреблены своими ближайшими сородичами (читай: конкурентами в борьбе за пищу и свободные территории), а также вряд ли, разумеется, могли все одновременно погибнуть от эпидемий. Просто произошло постепенное их слияние с представителями более «продвинутой» (то есть генетически доминирующей) арийской расы.
В настоящее время прямыми потомками мехтоидов считаются креолы с Азорского архипелага, в результате брачных контактов с которыми диковинные «светлые пятна» то и дело обнаруживаются нынче уже не только в самой метрополии, но даже и в весьма удалённых от неё популяциях загорелого испаноязычного населения обеих Америк. Я уж не упоминаю в этой связи горделивых воинственных басков: тут, что называется, вообще тайна, покрытая мраком.
А вот, кстати, ещё пару примечательных подробностей, описанных как раз на Азорских островах знаменитым французским мореплавателем Жаном де Бетанкуром: «Людей тут много, и они очень сильны, особенно в метании камней, а кроме того, двумя-тремя ударами кулака способны вдребезги разбить щит!» И далее: «Они могут понимать речь соплеменников, не произнося ни звука и только шевеля губами, а также переговариваться свистом на расстоянии до 15 километров». То есть, как видим, из теперешних ассимилированных с арийцами представителей этой полузабытой расы вполне могут получиться довольно неплохие воины. Но уж точно (увы!) не творческие созидатели и не работники умственного труда!
Причём хотя гены их со временем были рассеяны по всему западному миру, это вовсе не означает, что след этих людей неуловимо и навсегда теряется. К примеру, в Европе подобные популяционные фенотипы можно обнаружить не только в Тернопольской и Львовской областях Украины, но и, очевидно, сюда следовало бы также причислить предшественников эллинской цивилизации — пеласгов. Впрочем, пеласгам (по которым у меня собран огромнейший массив доказательной информационной базы, включая свидетельства самого отца истории Геродота и результаты целого ряда раскопок новейшего времени) я, надеюсь, ещё будет посвящена отдельная и вполне обстоятельная статья. А пока отмечу здесь хотя бы самое главное:
а) между собой они общались на неком «тарабарском» наречии, совершенно не понимаемом никем из окружающих соседей (а значит, представляли собой доарийскую ветвь цивилизации);
б) с большой долей вероятности можно утверждать, что они были блондинами (хотя иногда, возможно, и русо- или даже рыжеволосыми);
б) в III тысячелетии до н. э. они активно и фактически безраздельно хозяйничали в степях северного Причерноморья (а по мнению академика А. И. Соболевского, вообще являются подлинными носителями Трипольской культуры);
в) под конец своего существования (XII век до н. э.) они влились в состав киммерийцев, этрусков и кельтов, поделившись, разумеется, с ними и собственным генофондом.
В свою очередь, о многочисленных стоянках киммерийцев на территории Западной Украины и прилегающего к ней Подолья охотно и красочно повествуется даже в нынешних украинских школьных учебниках. А отсюда уже можно сделать и вполне определённые логические выводы…
Но, как бы там ни было, с грустью приходится констатировать, что, вследствие особенных (мягко говоря, специфических) черт характера, галичанам явно не по пути с прочими исконно славянскими народами. И, очевидно, без вот-вот уже назревающего радикального государственного размежевания тут, боюсь, какого-то позитивного качественного сдвига, да и столь долгожданного порядка в Украине не будет.

published on cemicvet.ru according to the materials namsvet.ru

Интересное вокруг
...