ДОБРОСТРОИТЕЛЬСТВО РОССИИ

В недалёком будущем начнётся массовое переселение людей из города в деревню: они будут возвращаться на землю предков, которая даст им возможность выжить в суровых испытаниях нашего времени, — доказывает наш гость — председатель Общероссийской общественной организации «Российское переселенческое движение» Андрей Евгеньевич ГУСЬКОВ.

Корр.: Объясните нам, пожалуйста, как руководитель переселенческого движения, зачем нам совершать исход в деревню из Москвы, в которую так много людей стремятся и считают счастьем в ней жить?

— Есть две основные причины: опасности и возможности. Люди, которые сегодня проживают в Москве, видят, что город становится всё менее комфортным для проживания. Число жителей постоянно увеличивается. Приток мигрантов в Москву превышает их отток в… 120 раз! То есть 120 человек приехали и один человек выехал. По статистике ФМС, у нас в России 3,5 миллиона нелегальных мигрантов. По статистике, так сказать, народной, у нас 11 миллионов мигрантов. Из них треть живёт где? В Московском регионе. 35 процентов всех мигрантов России находятся в Москве — это около 3 миллионов.

Проблема этих ребят в том, что за пределами МКАДа они не обеспечены работой, там им никто ничего не предлагает. Никакой государственной программы для них нет. Поэтому все они стремятся в Москву: здесь можно хоть что-то где-то заработать. Причём они попадают в жутчайшие условия. Только 10 процентов из них в состоянии арендовать себе квартиру, 30 процентов живут в «резиновых» квартирах или там в общежитии, дай Бог. А 60 процентов на дне социальном: ночуют на рабочем месте, в вагончике на стройплощадке и так далее. У них формируется асоциальный тип мышления в отношении к коренному населению.

Люди, которые приехали в Москву из сельской местности Узбекистана, Кыргыстана, Таджикистана, воспитаны в другой культуре. Здесь городская культура, для них это как джунгли, они здесь чужие. Поэтому в столице может назреть огромный конфликт. По соцопросу, который проводил «Левада-центр», 55 процентов москвичей считают основной проблему миграции. В то время как мы могли бы создать новые народно-хозяйственные стройки, используя труд мигрантов на благо экономики России.

Проблема в крупных городах России сегодня — это излишнее население. Она давит на транспорт: не протолкнуться же утром в метро, в других видах общественного транспорта. Она давит на социальную инфраструктуру: огромные очереди в детские сады, школьные учреждения и так далее. Сегодня многие люди видят, что купить жильё по ценам московским, если ты приехал, нереально при среднем уровне заработной платы. То есть покупают люди, которые имеют доходы очень большие, а это очень малый процент населения.

Опрос показал, что сегодня 29 процентов городского населения хотели бы жить вне рамок города. То есть жить в сельской местности, но не терять социальные льготы Москвы, московскую прописку. Поэтому проект, который мы разрабатывали, называется «Сто посёлков со ста профессиями» для московских семей. То есть в радиусе до двухсот километров от столицы на землях новой Москвы, Московской области и опоясывающих её областей — Калужской, Тульской, Смоленской, Тверской, Ярославской, Костромской, Рязанской, Владимирской — строятся сто посёлков, каждый на пять тысяч человек. Вокруг каждого посёлка есть неиспользованные сельскохозяйственные земли — примерно тридцать тысяч гектаров в радиусе 20 километров от посёлка, которые позволяют создать около полутора тысяч рабочих мест: половина в аграрном секторе — это фермеры и перерабатывающая промышленность, половина в других секторах — экономисты, врачи, учителя, парикмахеры и так далее.

Другими словами, люди смогут жить и работать в своих посёлках. Им не надо будет мотаться на работу в Москву, проводя в дороге три часа каждый день.

Корр.: Вы сказали, что это программа для московских семей. Если они будут жить и работать в аграрном посёлке, то им придётся продать московские квартиры?

— Не обязательно. Если у вас есть московская квартира — ради Бога, сдайте её в аренду. А в посёлке мы дадим работу всем трудоспособным — это примерно треть населения. Остальные — пенсионеры, дети, инвалиды, то есть иждивенцы.

Корр.: А что делать с мигрантами, которые заполонили Москву?

— Когда строится такой посёлок, создаются новые инфраструктуры: транспортная, жилищная и другие. И здесь очень полезно использовать труд мигрантов. Поэтому если пять тысяч человек едет, то по квоте мы можем пригласить ещё 10 процентов, то есть 500 человек — таджиков, узбеков, молдаван и других. Обучить их в центре той или иной профессии, то есть вложить в них деньги. И дальше 3—5 лет они работают легально, платят налоги под неусыпным контролем местного населения.

Сегодня мигрант нелегальный. Где он работает, мы не знаем. Скорее всего, батрачит на какие-то коррупционные предпринимательские структуры, криминальные этнические группировки, которые устраивает такое батрачество. А в таком посёлке он станет, по сути, официальным элементом для Москвы. Вот он — легален, мы его видим. Даём ему временно легальный статус, и он работает на благо народного хозяйства.

Расчёты показали, что если мы восемь миллионов мигрантов депортируем из России (что вообще-то нереально), то на каждого нужно будет потратить не менее 100 тысяч рублей. На работу правоохранительных органов (чтобы его поймать), Федеральной миграционной службы (оформить), судей (составить судебный акт), центра депортации (кормить, содержать) и только пятое — потратить деньги на билет (20 тысяч — езжай обратно в свой Ташкент).

Один из руководителей ФМС России мне пояснил, что на самом деле на выдворение одного мигранта тратится больше 100 тысяч. Но если эти деньги мы потратим на то, чтобы провести пропаганду (о том, что лучше быть легальным, чем нелегальным), чтобы привезти его и поселить в рабочем посёлке, обучить нужной нам профессии (каменщик, сварщик, тракторист или на ферме работать с доильными аппаратами). Потом он начнёт работать и за первый год даст в экономику страны прибавку в полмиллиона рублей. Налогов мы получим 75 тысяч рублей — с одного мигранта, плюс ещё платежи за разрешение на работу и другие платежи на фонд оплаты труда, что даст ещё примерно 40 тысяч. (А сегодня 90 процентов работников вообще не платят налоги, бюджет от них ничего не получает.)

Вы понимаете? Мы вернули инвестиции государству уже за первый год! На налоги, полученные от переселенцев со второго года, мы сможем платить повышенные пенсии и пособия, строить дороги, школы, больницы, обновлять наш ЖКХ не за счёт местного населения, а с помощью трудовых мигрантов. В Миграционной службе Германии говорят России: «Мы не понимаем вас: мы своих мигрантов не можем заставить работать, есть вакансии — они не хотят, а вы не можете дать им работу!» Вы видите разницу в подходах?

Если мы создадим мощный Евразийский Союз: Россия, Казахстан, Белоруссия, плюс другие республики советского пространства, где нас будет 250 миллионов человек, чтобы мы имели самостоятельную экономику, были независимы и суверенны, чтобы наши традиции доминировали, а не западные ценности, — если мы этого хотим, то должны придумать общее дело.

Общее дело

Корр.: Вы всё говорите о государственной пользе. А чем лучше жизнь в аграрном посёлке по сравнению с Москвой для самих переселенцев?

— Здесь чистая земля, чистый воздух, чистая вода и еда, которые хотят получить многие жители мегаполиса. Хотят экологической среды иной, чем в городе. Мы предполагаем, что каждый переселенец получит от государства сертификат на владение землёй и земельный капитал от полумиллиона до трёх миллионов рублей, чтобы он смог обосноваться на новом месте.

Корр.: От чего будет зависеть размер капитала?

— От того, куда ты переселяешься: если на Дальний Восток, то три миллиона, если в Подмосковье дальнее, то полмиллиона. На что эти деньги можно потратить? Переезд к новому месту работы. Аренда временного благоустроенного жилья. Обучение выбранной профессии. Получение прав аренды земельного участка: для собственного жилья — 15 соток, для личного подсобного хозяйства — 1,2 гектара. Это — один в один модель, которая уже работает в Белгородской области.

Корр.: Это всё государство будет оплачивать?

— Мы хотим принять такую государственную программу. Принять Мосгордумой пакет земельно-поселенческих законов (мы разработали их на уровне Госдумы и хотим передать их на уровень региональный). У нас заброшено огромное количество земель. Например, в Тверской области 48 процентов сельхозугодий заросло деревьями и бурьяном. Что там говорить: Рязанская, Владимирская, Ярославская, Тульская области обезлюдели. Да вы возьмите земли Новой Москвы, которые недавно присоединили к столице, отъедьте чуть больше 35 километров и посмотрите, что там растёт. Зачастую бурьян и берёзы растут. Земля больше 10 лет не использовалась, а порой и на учёте не стоит — бесхозная земля. И это на территории города теперь!

Теперь о многодетных семьях (в них минимум пять человек: папа, мама и трое детей). В Москве таких семей 92 тысячи — это около полумиллиона человек. Плюс их бабушки, дедушки, друзья, а это уже миллион москвичей, которые хотят жить в совершенно других условиях, в загородно-сельских, где вода, еда, воздух и свой дом на своей чистой земле.

Далее, у нас огромное количество матерей-одиночек, которые мечутся, чтобы прокормить своего ребёнка; им некогда его воспитывать. Мы предполагаем дать им возможность трудиться половину рабочего дня, а ставку полную получать.

Молодёжь с дипломами невостребованными о высшем образовании. Силовики, увольняемые в запас. Это ребята, которые в состоянии управлять большими коллективами, большими ресурсами. Почему их не использовать на эти нужды? Соединить землю и человека, реализовать его ресурс — это можно сделать? Можно.

Меня спрашивают: а куда мы будем продукты поставлять? Я говорю: «Ребята, у нас на 40 миллиардов долларов в год продовольствия покупают за границей. В Москве на 70 процентов импорт. Морковь откуда в “Ашане”? Из Израиля. Картошка откуда? Из Египта, Франции».

Итак, получаится, что 29 процентов готовы переселиться в сельские районы Москвы — скажем, так. Под социальной крышей Москвы с точки зрения выплаты пенсий, соцобеспечения и так далее. Ради Бога, мы можем это сделать. Нам уже сейчас федеральное законодательство позволяет взять целый посёлок, к примеру, в Тверской области, ставить его на баланс города Москвы и финансировать строительство всей инфраструктуры.

Корр.: То есть можно будет жить вдалеке от суеты, в экологически чистой среде, а получать пенсию, как в московской душегубке? Да это же мечта столичных пенсионеров!

— Те, кто арендует в Москве углы, получат свой первый собственный дом. А кто имеет квартиру в столице, получит второй свой дом в сельской местности, — ради Бога. В итоге ему там понравится жить, я уверен. 75 процентов переселенцев останутся там. Им будет не нужна московская квартира, они продадут её — со временем, через три года, через пять.

Беседовал МИХАИЛ АЛЕКСЕЕВ

published on cemicvet.ru according to the materials namsvet.ru

adminИнтересное вокруг
...