Одним из краеугольных тем в спорах о «лучшей школе танкостроения» неизменно выступают габариты. Дескать, западные танки – огромные, что снижает их тактическую гибкость и способность маскироваться на поле боя. Поклонники Западной школы парируют тем, что размеры – это следствие заботы об экипаже, а в условном Т-90 танкисты сидят друг на друге в окружении снарядов и работают в тяжелейших условиях.

Американский M1A2 рядом с иракским Т-72М. Даже учитывая ракурс, колоссальная разница в габаритах видна

Думаю, истина посередине. И советские, равно как и западные конструкторы стремились получить максимум эффективности. А разница в пару десятков тонн – это следствие компромиссов – тех или иных. Просто одинаковые задачи решали разными путями. Сегодня мы не будем ломать копья о превосходстве того или иного подхода, а попробуем разобраться в причинах такой разницы в габаритах.

Конструкция

Начнем с заблуждения – дескать, в советских танках на одного члена экипажа меньше – от того и размеры компактные. Это не совсем так. Возьмем советский Т-55 и американский M60. Обе машины выпущены в середине 1950-х, с разницей в год. Обе машины обладают сравнимым бронированием и экипажем в четыре человека. Но высота Т-55 – 2,3 метра, а у «американца» — уже 3,2. А в массе разница достигает 10 тонн. Это результат плотной компоновки советского танка, что сказалось на условиях работы экипажа, но сэкономило 10 тонн материалов (очень образно говоря), и расширила тактическую мобильность машины. В этом случае разница в размерах обусловлена лишь талантом советских конструкторов.

Американский M60 и советский Т-62: одно поколение, один класс, сравнимое бронирование и вооружение — но «американец» выше на 80 сантиметров

Еще бытует мнение, что компактный танк легче спрятать «в рельефе» и сделать его менее заметным, с чем позволю не согласиться. В условиях полномасштабного конфликта, для которого создавались танки по обе стороны «железного занавеса», с его ударными вертолетами и штурмовой авиацией, размер имеет далеко не решающее значение.

Будущий Т-64А — «Объект 434» с высотой в 2,1 метра. При этом, защищенность и вооружение были беспрецедентными для подобных габаритов и массы. Несмотря на многие важные различия, компоновка этой машины до сих пор лежит в основе большинства постсоветских ОБТ, включая Т-728090

Тем не менее, вопреки этим факторам, в 1969 году был принят на вооружение танк Т-64А – машина, бронированная и защищенная несоизмеримо своим размерам. Высота в 2,1 метра, комбинированная броня и 125-мм орудие. Т-64 внушал страх в западных экспертов. И в советских военных! Многие решения в танке вызывали вопросы, его долго доводили, что не отменило привередливость в эксплуатации. Но самое главное – машина родилась в «предельной комплектации», и дальнейшие модернизации дурно влияли на ресурс ходовой части. Более того, тяга А.А. Морозова к компактности привела к опасному решению: топливо, экипаж и боеприпасы оставались в одном объеме. А заряды, расположенные вертикально, занимали треть высоты корпуса. Но инновационная машина ни разу не была дешевой или простой в эксплуатации. Чего стоит лишь один из залогов низкого силуэта – капризный оппозитный мотор, производился который лишь в Харькове. Зато, машина была легче и меньше любых сравнимых ОБТ того времени. К чему тогда погоня за легкостью?

Дороги

Вес последней массовой модификации американского ОБТ M1A2 SEP v2 – 71 тонна. Еще чуть-чуть, и этот танк заберет лавры самой тяжелой серийной бронеединицы у немецкого «Ягдтигра» (75 тонн). Даже человек, не интересующийся темой, поймет, что с такой массой танк получит много ограничений: многие мосты его не выдержат, а доставка этой машины к удаленному фронту окажется делом затратным. Плюс, это повышает удельное давление на грунт, достигающее 1,09 кгсм. Иначе говоря, шансов застрять на распутице поболее. Одна из причин такой массы – разнесенная броня «Дорчестер» с высокой стойкостью к кумулятивным боеприпасам и ОБПС. Она же позволяет не экономить на габаритах — ее принцип действия не требует рационального наклона листов. В то время, как советская комбинированная броня была зависима от этого момента. Недостаток защищенности привел к широкому применению динамической защиты на советских танках. Но преимуществ оказалось больше!

Уничтоженный M1A1 Abrams. После пожара от башни «отслоились» листы брони «Дорчестер». Можно заметить объем, съеденный пустотой. Два важных момента: эта броня не гнется, что обуславливает «коробчатость» танка, а ее наклон практически не влияет на устойчивость к обстрелу

Возьмем за аксиому, что советские танки были созданы для массированной атаки, а не обороны. Бронетанковый кулак был ударной основой с двумя основными столпами: скорость и количество. Допустим, советские танковые дивизии прошли равнину Фульдского коридора, реализовав страшные сны генералов НАТО, а дальше что? А дальше – обилие рек с мостами, грузоподъемность которых редко достигала больших значений. И что бы успешно их пересечь, следовало соблюдать предел массы. Так, последние советские ОБТ – Т-80У и Т-72БУ (Т-90) держались к категории «до 50» с массой в 46 и 46,5 тонн. Это был залог того, что танк пройдет по большинству мостов, да и удельное давление на грунт – меньше килограмма (0,97 кгсм) – плюс к проходимости.

Сверху — Т-64А, снизу — «Абрамс». Последний шире «шестьдесятчетверки» на 25 сантиметров, что накладывает ограничения на транспортировку

Продолжим «наступление». Обширная территория СССР обладала развитой железнодорожной сетью, которая позволяла оперативно перебрасывать танки. Проектная нагрузка советской железной дороги составляет 22,5 т на ось. Да простят меня железнодорожники за утрированные термины, но: если рассматривать кадры вывода ЗГВ из Германии, можно заметить по два танка на 6-осных платформах, и по одному – на 4-осную. Причем, начиная с Т-64, треть трака стала выходить за край стандартной грузовой платформы. «Абрамс» же шире Т-72 на 28 сантиметров (по гусеницам). Казалось бы, разница невелика – но есть риск зацепить встречный поезд. Да и железнодорожные мосты тоже имеют не безграничный задел прочности! По этой причине M1 Abrams путешествует лишь на специальных участках, которые, естественно, потенциальный противник любезно не подготовит.

M1A1 Abrams на специальной шестиосной ЖД платформе, и Т-64БМ на «стандартной» четырехосной

Иначе говоря, западные танки не предназначены для дальних путешествий и отрыва от инфраструктуры – особенно, учитывая аппетит 1500-сильного газотурбинного мотора «Абраши». В то время как «тесные и легкие» Т-72 и Т-90 более приспособлены к оперативной переброске. Тому, собственно, и подчинена концепция компактности, шедшая в СССР.

Извечный спор

Расположение боекомплекта в советских танках : сверху — Т-64, снизу — Т-7290

Напоследок, хотелось бы коснуться главного аргумента сторонников той или иной школы: заряжание. Одна сторона вещает, что западные танки большие – да, но из-за наличия изолированной боеукладки, спрятанной за вышибными панелями, детонация боекомплекта такой машине нипочем. И это не совсем так. Да, 34 выстрела в кормовой нише могут при стечении обстоятельств направить взрывную волну наружу. А как быть с шестью, хранящимся внизу боевого отделения? Да, отсек изолирован, но детонация даже одного выстрела чревата серьезными травмами. А есть ли разница – погибать от одного выстрела, или 40? Вопрос риторический.

M1A2 Abrams после детонации боекомплекта. Как видите, вышибные панели — это не панацея

Автомат заряжания карусельного типа, принятый в советских ОБТ обладает своими преимуществами перед «живым» заряжающим, но это лишь приятный бонус. Изначально, АЗМЗ придумали для сокращения экипажа, заброневого пространства и габаритов. Как следствие – сэкономленные тонны, которые пускали на увеличение защищенности – но не размеров.

Итоги

Можно бесконечно долго спорить о правоте той или иной школы. Но стоит помнить, что оба варианта – бесконечно устарели. Война, для которой они проектировались, не случилась. А новые вызовы выжимают из старичков последние соки. Дальнейшая модернизация, приводящая к увеличению массы или габаритов, невозможна в обоих случаях. M1A2 SEP v3 достиг предела, и следующая глобальная модернизация, судя по новостям, будет затрагивать вес машины – танку прочат облегченное орудие и ходовую часть, а умная система рекуперации энергии снизит аппетит машины.

Масса Т-90МС возросла до 48 тонн — тем не менее, грядущий M1A2 SEP V3 тяжелее без малого на 20 тонн

Похожая ситуация с новыми российскими машинами. Т-72, выросший из порочного шасси Т-64А тоже не безграничный, а масса Т-90СМ, ставшего вершиной линейки, — уже 48 тонн. Вероятно, дальнейшая нагрузка на шасси невозможна. В этой связи стоит вспомнить Т-14 «Армата», массой в 49 тонн, но с высотой в 3,3 метра. Сарай? Определенно! И тени былой компактности не осталось. И свидетельствует это о том, что лекала Холодной войны значительно устарели к нашему времени.

Относительное сравнение размеров Т-90С и Т-14 «Армата». Последний сделал резкий уход от «родословной» Т-64 — его высота достигает 3,3 метров

Проще говоря, вопрос «кто прав?» – конструкторы огромного «Абрамса», или компактного Т-90 — будет некорректным. Две танковых школы шли своим путем: военные ставили задачи, а конструкторы решали их в меру своего таланта и технического прогресса. И тот факт, что «Абрамс» лучше там, где Т-72 хуже, и наоборот – подтверждение их успеха.

Источник

published on cemicvet.ru according to the materials ribalych.ru — ЗА ГОРОДОМ

adminИнтересное вокруг
Одним из краеугольных тем в спорах о «лучшей школе танкостроения» неизменно выступают габариты. Дескать, западные танки – огромные, что снижает их тактическую гибкость и способность маскироваться на поле боя. Поклонники Западной школы парируют тем, что размеры – это следствие заботы об экипаже, а в условном Т-90 танкисты сидят друг...