Мы с Вами живем в удивительном и волшебном мире, сейчас не составляет труда поговорить с собеседником через океан или даже устроить видеоконференцию, но большинство из нас до сих пор не осознает, какие невероятные сложности нужно было преодолеть, чтоб сделать такое общение возможным.

С открытием телеграфной связи и прокладкой первых наземных телеграфных кабелей воображение человека неизменно развивало эту идею, ведь по сути королева Виктория, вступившая на трон в 1837-м году, располагала средствами общения с отдаленными частями своей империи не более быстрыми, чем те, которыми располагал Юлий Цезарь.

Мало кому известно, но первая попытка использовать подводный кабель для телеграфного общения принадлежит Зёммерингу (Samuel T. von Soemmering), в 1811-м году он совершил прокладку через реку Изар, что возле Мюнхена, и провел испытания, которые показали всю важность и сложность изготовления хорошей изоляции. Годом позднее в России Павел Шиллинг успешно использовал еще не телеграфный, но подводный кабель для подрыва с берега снабженных электрическим запалом морских мин. В 1839-м году доктор О’Шонесси, возглавлявший Восточно-Индийскую телеграфную компанию, завершил прокладку телеграфного кабеля по дну реки Хугли, расположенной неподалёку от Калькутты. Успешным был проект или нет — к сожалению, сейчас невозможно узнать, с того времени не сохранилось каких-либо записей. Но уже тогда стремительно развивались идея телеграфной коннективности между различными регионами, отделенных морями, и даже океанами.

Так, в 1840-м году английским профессором Уитсоном на рассмотрение Палаты Общин был представлен проект телеграфного кабеля между английским Дувром и Францией. Это был первый серьезный проект такого рода, заслуживающий внимания, Уитсон даже провел тесты между судном и маяком в заливе Суонси (Южный Уэльс), однако идея не получила законодательной поддержки и, соответственно, денежных средств, в парламенте к ней отнеслись, как к несбыточной фантазии. Спустя два года Сэмюэл Морзе, изобревший наиболее распространенную версию телеграфа, связал подводным кабелем, защищенным резиной и свинцовой трубкой, берега гавани Нью-Йорка и передал сообщение.

Только почти через десятилетие после этого началась прокладка телеграфного кабеля под Ла-Маншем, новообразованная телеграфная компания братьев Джейкоба и Джона Бреттов (бывшего антиквара, накопившего солидное состояние в этом деле и далекого от телеграфии), получив поддержку французского правительства и деловых кругов, решила использовать одножильный медный кабель в гуттаперче для того, чтобы связать телеграфным сообщением Англию и Францию. Был подписан контракт с компанией «Гутта-Перча» на изготовление кабеля и, как это часто бывает с новыми проектами, был не учтен ряд вопросов и проблем, о существовании которых в то время даже не догадывались. Помимо прочего, очень сильно поджимали сроки, нужно было завершить проект к 1-му сентября 1850-го года — менее, чем за 15 месяцев, иначе компанию ожидало бы банкротство из-за невыполнения соглашений с инвесторами.

Из-за примитивности кабеля многим в то время его работа под водой казалась маловероятной, что, в принципе, было недалеко от истины. Однако, его и не пытались сделать прочным, ведь кабель будет спокойно лежать на дне пролива, где с ним ничего не может случиться. Свинцовыми трубами, чтобы защитить кабель от случайных повреждений, решили защитить только выходящие на берег концы.

Скептики изо всех сил пытались омрачить радость предпринимателей, а наиболее активными были те, кто меньше всего разбирался в особенностях данного проекта. Увидев уже подготовленный к прокладке кабель, один джентельмен сказал: «Эти люди не в своем уме: как можно подергивать такой длинный и толстый провод, если он к тому же лежит еще и на неровном морском дне», так как он был искренне убежден, что сигналы с одного берега на другой будут передаваться, как в домах вельмож (подергиванием провода, когда надо вызвать кого-нибудь из челяди).

За 3 дня до окончания сроков, 28-го августа 1850-го года, 40-километровый кабель был доставлен на борт парового буксировщика «Голиаф» в катушке диаметром 2 метра и длиной свыше 5 метров, занявшей практически всю палубу. Началась укладка кабеля. И сразу же проблема… Кабель, защищенный гуттаперчей, был слишком плавуч и никак не хотел тонуть, приходилось через каждые 100 метров делать остановки и вешать свинцовые грузила, что значительно замедляло продвижение.

Тем не менее, мыс Гри-Не на французской стороне был достигнут в тот же день, и кабель сразу же подключили к приемному телеграфному аппарату. Все замерли в ожидании… Но вместо сообщения приветствия были получены лишь несвязные сигналы с английской стороны, казалось, что англичане слишком рано отпраздновали установление линии связи. Замена аппарата не принесла результата, но вдруг, сквозь хаос сигналов и помех, удалось расшифровать несколько слов из приветствия Джона Бретта императору Луи Бонапарту. Договорные условия выполнены, компания избежала банкротства.

К сожалению, все последующие попытки принять сколь-нибудь связные сигналы оказались безуспешны, Бретты даже не подозревали, что столкнулись с явлением, которое долгие годы оставалось загадкой. Находясь в среде с высокой проводимостью, кабель меняет свои токопроводящие свойства, говоря популярным языком, сигналы начинают двигаться по нему с неодинаковой скоростью, зависящей от продолжительности сигнала, «точки» начинают двигаться быстрее и настигают последующие «тире». Если бы операторы между посылкой сигналов различной продолжительности соблюдали паузы, вероятно, им удалось бы передать сообщение, но истинная причина неудачи была им неизвестна и потому они не сумели применить столь простое решение на практике.

К тому же, на следующий день какие-либо сигналы исчезли. Как оказский рыбак залось, французацепил кабель якорем, и за счет того, что он был легким, без труда поднял его на борт, необычный вид водоросли с блестящими прожилками его впечатлил настолько, что он решил отрезать часть на всякий случай и посоветоваться с друзьями, узнать, не золото ли это… Так началась война между владельцами кабелей и судовладельцами, наносящими значительный урон дрейфующими якорями и рыболовецкими тралами. Единственное, что в наше время этот ущерб обоюден, так как современные кабели достаточно массивны, чтобы оторвать рыболовецкий трал в случае зацепа.

Кабель 1850-го года продемонстрировал возможность телеграфной связи через пролив и Бретты, обратившись к Томмасу Кремптону, известному проектанту телеграфных кабелей, попросили его сконструировать новый кабель для этой задачи. Помимо прочего им удалось от него получить около половины суммы на реализацию проекта — 15 000 фунтов стерлингов. Новый кабель существенно отличался от предыдущего, это был уже 4-х жильный медный кабель с диаметром жилы 1,5 мм и 2,5 мм слоем гуттаперчи вокруг. Жилы скручивались и обматывались просмоленными волокнами из стеблей конопли, а снаружи кабель покрывался «стальной броней» из 10 проволок, закрученных по спирали. Теперь кабель походил на стальной трос, его уже не могли извлечь рыбаки, имел диаметр 35 мм и весил в 30 раз больше первого кабеля Бреттов, примерно 4,5 кг на метр.

25-го сентября 1851-го года кабель был проложен, но не без сложностей, большой вес чуть не погубил проект, так как кабель стремительно устремлялся за борт, к тому же судно из-за ветра несколько отклонилось от курса и кабель закончился за пару километров до цели, ситуацию спасла запасная катушка. Еще пара недель потребовалась на различные испытания и ввод в эксплуатацию, до того, как телеграфная связь между Англией и континетом стала делом нескольких секунд.

В последующие годы обнаруживается чрезвычайно бурная деятельность в прокладке подводных линий связи, к людям приходит понимание того, что быстрая связь может оказаться полезной и в разрешении конфликтов, хорошим примером может стать кабель в Черном море, который был проложен по причине Крымской войны. Это был одножильный кабель, но он проработал уже порядка года. Только за 2 года компания «Гутта-Перча» поставила свыше 2500 км кабеля, Англия получила связь с Нидерландами и Ирландией, а Корсика с Сардинией и Италией. Была даже попытка построить подводную линию связи между Корсикой и Алжиром, но большие глубины не позволили осуществить этот проект. Англия, обладавшая обширными заморскими территориями, удерживала первенство в построении линий связи на протяжении 100 лет, однако прокладка первого трансатлантического кабеля была осуществлена Сайрусом Уестом Филдом, подданным Америки.

Современная кабельная отрасль отличается огромным разнообразием предлагаемой продукции. Кабель МКЭШ – универсальный монтажный кабель широкого спектра применения, характеристики МКЭШ. Условия прокладки систем электроснабжения необычайно разнообразны и требуют применения продуктов, которые бы максимально точно отвечали поставленным задачам.

published on cemicvet.ru according to the materials p-i-f.livejournal.com — ДЛЯ ВСЕХ И ОБО ВСЕМ

adminИнтересное вокруг
Мы с Вами живем в удивительном и волшебном мире, сейчас не составляет труда поговорить с собеседником через океан или даже устроить видеоконференцию, но большинство из нас до сих пор не осознает, какие невероятные сложности нужно было преодолеть, чтоб сделать такое общение возможным.С открытием телеграфной связи и прокладкой первых наземных...