В Экологическом образовательном и научном центре Сочи прошла очередная конференция, посвящённая экологическим проблемам постолимпийского Сочи. На первой конференции, прошедшей в 2014 году, были затронуты  проблемы биологических инвазий, вопросы реабилитации нарушенных экосистем, а также другие актуальные экологические проблемы.

Цитаты из сборника приведены ниже.

 

А. Н. Кудактин, В. Н. Кондратьев
Институт экологии горных территорий КБНЦ РАН,
Филиал ФГАОУВО «Российский университет дружбы народов»

ПОСТОЛИМПИЙСКОЕ НАСЛЕДИЕ: СОВРЕМЕННОСТЬ И ПЕРСПЕКТИВЫ

На подготовку к Олимпиаде потрачены рекордные за всю историю игр 1,5 трлн. руб. Большая их часть пошла на строительство инфраструктуры: свыше 400 млрд. руб. из федерального бюджета и порядка 900 млрд. руб. — привлеченных инвестиций (финансирование проектов через госбанки). На возведение спортивных объектов было потрачено 100 млрд. руб. из федерального бюджета и 114 млрд. руб. привлеченных инвестиций. К Олимпиаде построено около 400 км дорог, 22 тоннеля, 200 км железнодорожных путей, 54 железнодорожных моста, введены в эксплуатацию сотни километров электросетей и инженерных коммуникаций, создана система водоснабжения и новые очистные сооружения, 40 новых и реконструировано 15 отелей общей вместимостью 26 тыс. номеров, а также новые больницы и корпус Международного Олимпийского Университета. Модернизированы системы электроснабжения и канализации. Благоустроены набережная Сочи и центральные улицы города, произведено расширение морского порта [1]. Прошло два года и можно подвести первые итоги олимпийского наследия и оценить сложившуюся ситуацию не только с позиций формирования инфраструктуры, но и состояния окружающей природной среды.

К сожалению многофакторного анализа реакции экосистем на столь масштабные преобразования никем не проводилось. Инженерно-экологические изыскания для нужд формального проведения экологической экспертизы лишь в общих чертах отражали текущие и перманентные вероятностные воздействия на отдельные компоненты экосистем. Даже они в большинстве случаев не стали достоянием экологов и не использованы для анализа ситуации. По мере освоения сначала приморской, а затем и горной части Западного Кавказа начался крупномасштабный интенсивный процесс реконструкции природы. Можно с большой долей уверенности утверждать, что экосистемы подверглись спонтанному разрушительному воздействию по масштабам, превышающим весь период хозяйственного освоения этой территории. Ученым разных направлений представилась уникальная возможность зафиксировать реакции компонентов экосистем, построить модели миминизации антропогенного воздействия и наметить пути хотя бы частичного восстановления утраченного биоразнообразия, чего никем не было сделано.

При строительстве Олимпийских объектов было допущено много нарушений норм и правил строительства.

Строительство совмещенной автомобильной и железной дороги от Адлера до Красной поляны с обустройством шумозащитных и обеспечивающих безопасность сооружений стали мощным изолирующим барьером практически для всех наземных млекопитающих, амфибий и рептилий. Теперь популяции животных правого и левого берега реки Мзымта полностью изолированы. Вместе с тем следует отметить, что при проектировании линейных объектов предусматривались специальные «экологические» коридоры, как и вдоль дороги к финишной зоне Роза Хутор. Более того шумозащитные экраны стали местом массовой гибели птиц в период осенних и весенних перелетов.

Крупные копытные и хищники утратили значительные площади основных зимних стаций, оттеснены выше в горы, в условия близкие к экстремальным.

С началом олимпийского строительства популяции крупных млекопитающих стали неуклонно снижаться. Полностью исчез до недавнего времени встречавшийся на хребте Аибга символ олимпийских игр — переднеазиатский леопард. Популяция бурого медведя сократилась более чем на 1/3, ввиду разрушения миграционных путей и берложных стаций. Подобная судьба постигла популяции серны, косули, тура. Многочисленные дороги открыли не только доступ к дальним урочищам, но и стали ведущим фактором беспокойства животных, фрагментации угодий, способствовали проникновению адвентивных видов. Шакал, а вслед за ним и бродячие собаки продвинулись в горы до высоты 2000-2200 м.н.у.м., заняли экологическую нишу волка. Строительство спортивных тpacc для зимних видов спорта, сопровождалось скальпированием склонов, разрушением основных миграционных путей бурого медведя к осенним на жировочным и зимним берложным стациям. Фактически прекращены сезонные миграции копытных, произошла дефрагментация их популяций.

Нанесён серьёзные ущерб флоре Сочи, в частности почти полностью уничтожен самшит.

В ближайшие годы курорт «Роза Хутор» ожидает ежегодную выручку в 3-5 млрд. руб. При этом ежегодно компания должна платить около 5 млрд. руб. по кредиту и 1 млрд. руб. налога на имущество.

К 2019 г. пассажиропоток сочинского аэропорта вырастет до 4 млн. человек в год (2013 г. — 2,4 млн.), что позволит аэропорту выйти на самоокупаемость через 5-8 лет.

Более сложная ситуация со спортивными объектами. Например, ледовую арену «Шайба», построенную за 100 млн. долларов совладельцем УГМК Искандером Махмудовым и подаренную «Олимпстрою», предполагалось перевезти в Ставрополь. Но город отказался от такого подарка: затраты на разборку и транспортировку сооружения превышали его стоимость. Расходы только на содержание «Шайбы» превышают 1 млн доллапов в год.

 

 

Без всяких сомнений самый интересный доклад был у Александра Водяника, представителя Межрегиональной общественной организации «Эколого-техническая независимая Академия». К сожалению, его статья в вышедшем сборнике значительно менее интересная, поэтому придётся пересказывать и кое-что добавить от себя.

Александр свой доклад начал с определения экологического каркаса и его влиянии на городскую среду.

Влияние зелёных насаждений на микроклиматические условия в городах, чётко объясняют представленные ниже изображения.

Если посмотреть на тепловую карту Краснодара, то чётко видно, что в наиболее зелёных частях города температура в знойный летний день на 20-30°C ниже, чем в районах, где «всецело» царствует бетон и асфальт.

В некоторых городах мира, имеющих недостаток зелёных насаждения, принимают дополнительные меры, чтобы в жаркие дни жители и гости  чувствовали себя комфортно. На это требуются дополнительные энергетические и финансовые затраты, но этих приходится жертвовать, чтобы города оставались удобными для туристов.

Современные города проектируются с применением геоинформационных технологий (ГИС), позволяющие рассчитать необходимое количество, а также расположение зелёных насаждений, учитывая широкий комплекс климатических а архитектурных особенностей (расположение улиц, домов, высоту зданий и т.д.). ГИС позволяют с прогнозировать, как изменится влажность  (velocity) и температура (temperature) после применения различных приёмов в озеленении.

Вот так располагаются зелёные насаждения в черте города и за его пределами. Город не только изобилует парками, но и окружён кольцом зелёных массивов.

В моделировании городской среды преуспели даже китайцы. Ниже представлен город Лиаоянг.

Город не только опоясан зелёным кольцом леса, но и пронизан зелёными поясами городской растительности.

Кроме того китайцы активно используют озеленение крыш, таким образом расширяя городские площади, занятые зелёными насаждениями. Перед олимпиадой в этом же Экологическом образовательном и научном центре прошло множество встреч, на которых обсуждались идеи озеленения крыш. 1,5 триллиона рублей было потрачено, но ни одного проекта не было реализовано.

Далее Александр рассказал об альтернативных способах реализации ливневых канализаций. Во многих городах мира ливнёвки уже не прячут под Землю, а формируют из них ручьи и речки, окружённые растительностью. Эти водотоки наполняют городские водоёмы. Наиболее ярким примером является Сеул. Некоторые реализованные проекты, также были показаны в документальном фильме «Исчезнувшие реки».

Кто-то из президиума стал утверждать, что у нас ничего подобного не получится, потому что у нас перепад высот большой, забыв про прибрежную часть города, которая итак регулярно после сильных дождей превращается в водоём из-за забитой мусором подземной ливневой канализации.

В заключение Александр Водяник коснулся технологий, которые применяются в  Европе для оценки влияния зелёных насаждений на климатические параметры в городах.

Так по улицам Парижа курсируют автомобили, оснащённые лидарами и масс-спектрометрами, которые в состоянии даже измерить фотосинтетическую активность зелёных насаждений. Они способны дать ответ, на вопрос сколько углекислого газа поглощает дерево, а сколько выделяет кислорода. Угнетено ли дерево? Так как, в этом случае растение может выделять больше CO2 нежели O2. Всё это используется для коррекции уличного насаждения.

После всех этих рассказов один из слушателей в аудитории поднялся и сказал. «Какое отношение это имеет к нам, у нас гибнет самшит и всё загибается. У нас сейчас вопрос стоит в выживании». На что Александр ответил, поэтому всё и загибается, что не используются передовые достижения науки.

 

На конференции были затронуты вопросы качества речных вод. Так по словам Феликса Иваненко, руководителя Сочинского географического общества загрязнение некоторых рек (Псахе, Кудепста, Уч-Дере) биогенными веществами, поступающими в результате фекальных сбросов, многократно превышает установленные нормативы.

Ряд докладов был посвящён растительности Сочи, ведь именно она делает город уникальным. Россия большая, но субтропическую растительность можно встретить только здесь. В последнее время зелёное богатство города курорта сильно пострадало от нашествия организмов-инвайдеров и рук человека.

Один из участников конференции сказал, что не всё так в Сочи плохо. При этом в качестве примера он привёл последнюю акцию, в ходе которой было высажено 300 саженцев Сосны сибирской на Красной поляне. Инициаторы акции по-видимому были не в курсе, что высадка чужеродных видов на особо охраняемых природных территориях, мягко говоря, не приветствуется. Во вторых,  ранее НИИ Горного лесоводства и экологии леса уже проводил интродукционную работу в окрестностях Красной поляны, ещё до того, как здешние земли приобрели охранный статут. Эксперименты показали, что влажные климатические условия Красной поляны не соответствуют био-климатическим требованиям Сосны сибирской, которая предпочитает континентальный климат. Рано или поздно древесные растения этого вида погибнут. Наиболее комфортно из интродуцентов в Красной поляне чувствуют себя Секвойя вечнозелёная и Лжетсуга Мензиса. Эти породы дали годовой прирост до 43 и 30 м3/га соответственно! Это при том, что в лесном хозяйстве годовой прирост более 8 м3/га можно считать уже хорошим.

()

published on cemicvet.ru according to the materials my-orchids.ru

adminИнтересное вокруг
В Экологическом образовательном и научном центре Сочи прошла очередная конференция, посвящённая экологическим проблемам постолимпийского Сочи. На первой конференции, прошедшей в 2014 году, были затронуты  проблемы биологических инвазий, вопросы реабилитации нарушенных экосистем, а также другие актуальные экологические проблемы. Цитаты из сборника приведены ниже.   А. Н. Кудактин, В. Н. Кондратьев Институт экологии горных территорий КБНЦ...