Когда у любителя собак, или кошек, или других животных-компаньонов погибает четвероногий питомец, они говорят: «ушел на Радугу». Но «на Радугу» уходят не только в результате болезни или одряхлев любимые домашние зверики. Иногда этот уход бывает таким безысходным и страшным, что и свидетелей, и даже посторонних людей, услышавших о таком ужасе, начинает просто захлестывать желание найти виновного и покарать его самым жестоким образом — так, как он покарал ни за что беззащитных бессловесных зверей.

В ночь на первое декабря на 35-м километре Александровского тракта сгорела ферма. Эта ферма должна была стать приютом для животных. Туда в предыдущие дни волонтеры перевозили самых слабых и больных зверей из приюта «Сталкер», в отношении которого было много нареканий со стороны зоозащитников, волонтеров, службы ветеринарии Иркутской области и даже депутатов (в частности, еще в октябре после нескольких проверок с этим приютом — вернее, с его учредителем ООО «Дальпромлес» — был расторгнут контракт на отлов и содержание бродячих собак и кошек). Проблема заключается в том, что с момента отлова должно пройти полгода, прежде чем ответственность можно будет переложить с компании, произведшей поимку, на собственно городскую администрацию.

Так ли ужасно было пребывание собак в этом приюте, как утверждают волонтеры, или все было вполне приемлемо, как утверждает иркутский журналист Берт Корк — это вопрос отдельный, болезненный и многогранный. Но вот что собаки никак не заслужили того, что с ними произошло, и что такого вообще никто не мог заслужить — с этим согласится кто угодно.

Животные находились в помещении фермы — довольно большом сараеобразном здании, разделенном на отсеки. В нескольких отсеках находились щенки и щенные суки, в других — больные и ослабленные собаки. В одном отсеке жили две хозяйские свинки… Пожар начался с сеновала. На ферме находилось несколько волонтеров, которые проломили стену в одном месте, и около двух десятков собак успели выскочить наружу и спастись бегством. А более сотни, в том числе все щенки, сгорели заживо.

Я не буду пересказывать своими словами то, что увидели приехавшие разбирать пожарище волонтеры. Меня там не было. Они — были. Им и слово.

Пишет Мария Б.:

СЛЕДЫ АДА…Боль! Внутри комок, который прорывается наружу слезами. Хочется напиться и кричать. Перед глазами настойчиво всплывает одна и та же картина — из черного, бесформенного кома выступает голова собаки. Ушей — нет, шерсти — нет, просто форма головы. Остальное спеклось. Как потом выяснилось, вместе спаялось 3 тела.

3 декабря 2014 г. на призыв о помощи от Ирины Орловой, группа волонтеров ИРБЗОО «Земляне» выехали на ферму к Станиславу. Поступило предписание о ликвидации трупов на месте пожарища. Участвовали: Елена Мышьякова с мужем (они, кроме работы на пожарище, помогли с машиной), Артем Циганков, Владимир Харитонов и я.

Вы спросите: «Почему не дождались воскресения, когда бы могло поехать больше волонтеров?». Такая мысль была, но фраза Станислава: «Я больше не могу находиться рядом с этими несчастными животными!», решила вопрос. Встретили нас хозяйские псы. Как положено, облаяли, но как только мы двинулись в сторону пепелища, отбежали на почтительное расстояние.

Все работали молча. Леночка, эта хрупкая девушка, взяла на себя тяжелейшую обязанность. Пока остальные искали и выдалбливали погибших собак, она собирала останки и складывала их в «поленницу». Почти все найденные нами собачульки прошли через ее руки.

Нескольких мы нашли сразу. Остальных приходилось искать, пробивая смерзшиеся угли ломами. Самое сложное было с щеннячником. Обгорелые доски, угли, остатки сетки-рабицы, все вперемежку накрепко спаянно льдом, и из этого месива проступают отдельные фрагменты тел. Такое впечатление, что некоторые щенки взорвались от жара. Находили по отдельности головы, кишки… В практически сохранившейся деревянной кормушке — комок тел. Сколько их пыталось там спрятаться, установить невозможно. Просто смерзшееся бесформенная куча из горелого мяса и костей. Многих щенков никогда не удастся найти. Они сгорели дотла, как в печи крематория. Жар был такой силы, что у крупных собак полностью отсутствовали лапы, даже кости рассыпались в прах.

Погибли и 2 свиньи. Их тела возвышались холмами над пепелищем. Видно было, что животные в поисках спасения метались по горящему зданию. Одна из свинок, выломала перегородку и обезумев от страха, бросилась в огонь. Ее тело нашли рядом с бывшим сеновалом. На телах свиней полностью сгорели копыта. У одной взорвалась брюшная полость и печеные внутренности выступили наружу.

Местами пепелище еще дымилось. Догорало что-то снизу. Вместе с дымом разносился запах горелой плоти.

Как установил ветеринарный врач, мы извлекли останки 63 собак и 2 свиней. Многих мы ни когда не найдем. Они сгорели полностью. Весной, когда все оттает, нужно обязательно зачищать пепелище. Мы не смогли полностью собрать все мелкие останки.

МИЛЫЕ, НЕДОЛАСКАННЫЕ, НЕ ПОЗНАВШИЕ ХОЗЯЙСКОЙ ЗАБОТЫ, СОБАЧКИ, ПРОСТИТЕ НАС! МЫ НЕ СУМЕЛИ ВАС СПАСТИ. БЕГИТЕ НА «РАДУГУ». МЯГКИХ ОБЛАЧКОВ ВАМ…

Поясняет Юлия Б:

Сгоревшая ферма не имеет НИКАКОГО отношения ни к «Сталкеру», ни к любому другому приюту. Ее хозяева не занимались отловом собак. НЕ получали государственных денег. Не претендовали ни на какие тендеры.Просто неравнодушная семейная пара, узнав, как замерзают и голодают собаки в одном из иркутских приютов, решила предоставить свою ЛИЧНУЮ ферму в распоряжение волонтеров, чтобы они могли перевезти туда, в отапливаемое помещение, маленьких щенков и больных, простуженных собак. Там барбосов, помимо тепла, ждала регулярная кормежка, лечение и поиски новых хозяев. Собак перевезли на ферму в субботу. А в воскресенье вечером ферма сгорела.

Эту ферму не ждала и не могла ждать НИКАКАЯ проверка, потому как все, что на ней делалось, делалось на деньги только хозяев и волонтеров. И работали там хозяева, волонтеры да пара нанятых сторожей.

Отмечу еще, что ферма НЕ БЫЛА застрахована (ну, это чтобы остановить еще одно направление домыслов)

Тем, что произошло на ферме в ту ночь, выяснением, кто виноват и в чем именно, занимаются следственные органы. Они скажут, была ли то чья-то злая воля, чрезвычайное трагическое стечение обстоятельств или небрежность самих добрых людей.

Но сейчас я о другом. Ведь для того, чтобы такое в принципе не могло случиться, нужно немногое: не выбрасывать собак и кошек на улицу; следить за своими любимцами, не создавая им возможности потеряться; стерилизовать собаку или кошку, раз уж ты не собираешься становиться заводчиком; пристраивать в надежные руки, а не к бог весть каким «бабкам на рынке» щенков или котят, буде они все-таки родятся; а для все-таки оказавшихся бездомными зверей содержать всем добрым миром в пешей доступности от города нормальные приюты, куда будет открыт доступ всем желающим помочь или взять в семью четвероногого партнера.

PS: А в первую очередь, конечно, и самим людям не помешало бы делать многое из того же самого в отношении «нежелательных детей» и «грязных бомжей»… Хотя последние и сами могли бы принимать несколько больше участия в устройстве собственной судьбы.

 

Автор: Анна Машерова

published on cemicvet.ru according to the materials newsbabr.com

adminДомашние птомцы
Когда у любителя собак, или кошек, или других животных-компаньонов погибает четвероногий питомец, они говорят: 'ушел на Радугу'. Но 'на Радугу' уходят не только в результате болезни или одряхлев любимые домашние зверики. Иногда этот уход бывает таким безысходным и страшным, что и свидетелей, и даже посторонних людей, услышавших о таком...