by falcon | Втр, 17/02/2009 — 21:57

 

Пойди туда, не знаю куда, найди то, не знаю что, и… ты найдешь единорога — мифическое животное, которое почиталось равным Богу и королям. Животное, которое видели многие, но не видел никто…

Единороги редко встречаются в легендах и почти столь же редко — в современной художественной литературе. Но в фольклоре мы обретаем более твердую почву под ногами. Отрывочные сведения, рассказы путешественников разбросаны по всей античной литературе, и именно этому эху древности обязаны мы тем, что образ единорога сохранился во всей яркости до наших дней. На Западе тому способствовало христианство, которое восприняло это существо в качестве иконописного символа; на оставшуюся часть заслуг в деле популяризации единорога может рассчитывать геральдика.
Современного скептика ничем не удивишь, но дело в том, что существование единорога не так уж невероятно. Можно привести весьма весомые доводы в пользу его реальности. Правда, бросается в глаза полное отсутствие единорогов в зоопарках и музеях, и все же не все сведения о встречах с ними можно легко отбросить. К тому же свидетельства эти не прекратили поступать и до сих пор.
Но не обязательно верить в единорогов, чтобы интересоваться ими. В пространстве, которое они занимают, самое необычное — это наше воображение. Сумма сведений о единороге огромна…

Единорог (по западно-европейской традиции)

Если и можно обнаружить слово «Единорог» в обычном толковом словаре, то все его описание будет здесь сводиться к следующему: «…мифологическое животное в форме коня с одним рогом во лбу», более же полное — как это всегда и бывает — хранится в какой-нибудь художественной литературе, в данном случае — в fantasy. Вот, например, «Dragon Lance» (сага I); здесь единорог женского рода (напрашивается в качестве названия слово из несколько другой области: «Единороженица»), и зовут ее Хозяйкой Леса: «…бездонная мудрость светилась в ее взгляде. Сердце поневоле сжималось от вида такой красоты… Ее шерстка отливала лунным серебром, рог сверкал жемчугом, грива была подобна морской пене. Голова казалась изваянной из гладкого мрамора, но ни одна человеческая рука не могла бы схватить изящества и грации волшебных линий сильной шеи и мускулистой груди. В тонких, стройных ногах чувствовалась немалая мощь, а маленькие копытца были раздвоены, как у козы…» — романтика, да и только. Одним словом: хочешь «красоты» начитаться — читай fantasy.
Однако не все источники так превозносят единорога и восхищаются им…
Первые описания единорога имеют вполне реального прототипа, которым является, скорее всего, азиатский носорог. Они сильно отличаются от того, что мы в наше время привыкли понимать под единорогом. Это скорее описания носорога. Так, впервые индийское животное с одним рогом было описано в «Индике» Ктесия, в начале IV в до н.э. Отрывки его «Индики» дошли до нас в основном в пересказе патриарха Фотия (IX в.):
«Ктесий сообщает о том, что в Индии обитают дикие ослы, размером с лошадей и даже больше. У них белое туловище, а голова красная, глаза же голубые. На лбу у них красуется рог, в один локоть длиной. На расстоянии восьми пальцев от своего основания рог имеет совершенно белый цвет, на острие он багряно-красный, остальная же, средняя, его часть — черная. Из этих рогов изготовляются кубки. Говорят, что те, кто пьют из них, избавляются и от судорог, и от падучей; и даже яд не действует, если до его принятия или после выпить из такого кубка вина, воды или чего-нибудь другого».
Из «Индики» Ктесия

Пространный рассказ об однорогом животном содержится и у Мегасфена в конце IV в. до н.э. Известия Мегасфена воспроизвёл, как считается, Элиан в своей «Истории животных» в II в н. э.: «Также говорится, что в Индии водится однорогий зверь, который уроженцы этих мест называют картазон. Размером он со взрослую лошадь, имеет гриву и жёлтую шерсть, мягкую как пух. У него очень сильные ноги и он очень стремительный. Ноги у него не имеют сочленений, как у слона, а хвост у него подобен хвосту кабана. Рог торчит у него на лбу между глаз и он не ровный, а завивается кольцами. Рог этот чёрного цвета. Также говорится, что этот рог чрезвычайно острый. Это животное, насколько я узнал, имеет голос, который превосходит всё известное в плане резкости и громкости. Он позволяет другим животным приближаться к себе и относится к ним спокойно, однако индийцы говорят, что он не терпит своих сородичей. Говорят, что самцы не только имеют врождённую враждебность друг к другу и сражаются ударяя друг друга своими рогами, но и выказывают враждебность к самкам. Они настолько свирепы в своих поединках, что не прекращают их покуда не убьют своего противника. Не только каждый член их тела наделён величайшей силой, но и такая же сила и крепость у их рога, против которого ничего не может устоять. Этот зверь любит уединённые пастбища и обычно бродит один, однако в сезон спаривания он ищет общества самок и в этот период с ними ласков, более того, вдвоём они даже кормятся. Когда сезон проходит, и самка беременеет, индийский картазон опять становится свирепым и ищет уединения. Говорится, что детёнышей этого зверя ловят и доставляют к королю Празии, где их стравливают друг с другом на крупных публичных представлениях. Насколько известно, ни одного взрослого представителя этого вида не было ещё поймано».
Картазона встречал лицом к лицу Аполлоний Тианский, знаменитый мистик-пифагореец, почерпнувший много мудрости у индийских йогов. Его биограф Филострат пишет, что он видел нескольких пойманных из них единорогов близ реки Гидасп, или Беас, — у пределов вторжения Александра в эту страну. Он также слышал, что индийские владыки имели у себя чаши, сделанные из рога, растущего на лбу этих существ, и веровали, что пьющий не подвержен в этот день яду или заразе. Когда ученик спросил, верит ли он сам в это, Аполлоний ответил: «Я склонен был бы верить, если бы мне сказали, что владыки этих индусов бессмертны, ибо отчего бы тому, кто может предложить мне или кому-либо другому столь здоровый и целебный напиток, не наливать его самому себе каждый день и не пить из этого рога, пока не опьянеет?».
В дальнейшем, с этим зверем происходит малообъяснимая оказия — его начинают воспринимать как двух разных животных, одного называя rhinoceros (носорог), второго — monoceros (однорог или единорог). То ли это происходит потому, что два разных названия для животного слишком большая роскошь, и второму приписали уже другое описание животного, то ли готовое описание породило второе название. Например, Плиний Старший упоминает два раза это животное, один раз как носорога (rhinoceros): «На тех же играх выставлялся и носорог (rhinoceros) с одним рогом на носу, такой, как можно было часто видеть с тех пор. Это ещё один вид, враждебный слону; он готовится к бою, точа свой рог о камни, а в бою целит им в живот противника, так как он знает, что это самое мягкое место [на теле]. В длину он равен слону, однако его ноги гораздо короче, цветом он бледно-желтый».
Спустя несколько страниц, Плиний описывает уже единорога (monoceros): «…однако самое свирепое животное (Индии — прим пер.) — единорог (monoceros), чьё тело напоминает тело лошади, голова — как у оленя, ноги слона, хвост как у кабана, низкий голос и чёрный, в два локтя, рог, торчащий посредине лба. Говорят, что этого зверя невозможно поймать живьем».
Возможно и иное объяснение. В Риме был, как видно из того же Плиния, известен носорог. Игры, о которых он упоминает, состоялись в 55 г. до н. э, кроме того известен по крайней мере ещё один случай, когда носорогов показывали в Риме — при правлении Домициана (81—96 гг. н.э.), причём носорог этот был двурогий. Возможно, общее название носорога было rhinoceros, а название однорогого — monoceros. Конечно, это только предположение. Так или иначе, в критической литературе обычно считается, что в античности носорогов описывали два раза под двумя различными именами.
Последнее описание стало превалирующим в сочинениях. Его повторяет Солин: «Но всех ужаснее единорог (monoceros) — чудовище, издающее страшный рев, с лошадиным телом, слоновьими ногами, свиным хвостом и головой оленя. Из середины его лба торчит сверкающий ослепительным блеском рог в четыре фута длиной. Он такой острый, что легко протыкает всё, что ни попадётся. Единорог не даётся человеку в руки, так что его можно убить, но поймать нельзя».
Но, конечно, истинный создатель единорога — христианская культура. В «Физиологе», памятнике II—III вв. н.э., скорее всего написанном в египетской Александрии автором-христианином, впервые появляется животное белого цвета, размером с козлёнка, и рогом, торчащим посреди лба. Чтобы его поймать, а просто так к нему даже приблизиться нельзя, на его пути помещается дева. Охотники ловят присмиревшее животное.
«…малое животное он, подобен козленку, но очень горячее, и не может охотник подойти близко к нему, так как оно очень сильно. Один рог имеет посреди головы его. А как его ловят, скажу: деву чистую, одетую бросают пред ним, и прыгает в пазуху девы животное, и (она) держит его, и (оно) идет за ней, и(она) несет его во дворец к царю».

Александрийский Физиолог
Однако для «Физиолога» важен не естесвеннонаучный, а нравоучительный элемент. В животных важны не их реальные свойства, а их, если угодно, аллегорические соответствия. Так, единорог, олицетворяет Христа, воплощённого в человека через лоно девы, не познавшей мужа, пойман иудеями (охотники) и приговорён к смерти. Однако оставим пока аллегорические толкования единорога. Обновлённый облик единорога вызывал и вызывает недоумение, так как такая традиция описания единорога до «Физиолога» была неизвестна. Эта метаморфоза была объяснена тем, что автор изобрёл маленького единорога, чтобы облегчить его поимку девственницей и в данном случае, как и во многих в «Физиологе», важность аллегорического объяснения потребовало ввести изменения в облик животного. Белым он стало видимо также по этой причине. Не проясняет ситуацию и Библия. В Септуагинте, греческом переводе Ветхого Завета, упоминается несколько раз зверь ?????????, т.е. дословно — единорог, где однако описывается всякий раз как сильный и быстрый зверь и не даётся никаких причин, чтобы толковать его облик и поведение так, как это было сделано в «Физиологе». Само слово происходит от еврейского «re’em» (лютый зверь). Современные ученые считают, что такой выбор слова был ошибочным. Переводчики не знали, что такое rе’еm», поэтому бросились перебирать, какое из известных им существ ближе всего подходит под библейское описание: могучее, враждебное львам, быстроногое, рогатое и неукротимое. Единорог соответствовал описанию и был, насколько им известно, реально существующим животным.

«Животное с телом лошади и одиночным прямым рогом. B геральдическом представлении: с искривленным рогом, ногами оленя, бородой козла и хвостом льва. Используемый в старых переводах Ветхого Завета для Еврейского re’em, двурогого животного, вероятно дикого вола.»
Oxford English Reference.
The concise Oxford dictionary of current English. — 8th ed.

Мы знаем теперь, что «rе’еm» был биологическим видом гигантского дикого быка; судя по ископаемым останкам, он был около пяти метров в длину и более трех метров в высоту. Он был также известен как зубр, или Bos Primogentius, и считается вымершим около 1 200 лет до того, как началась работа над Септуагинтой.

Переводчик того варианта Библии, который и сейчас принят в католическом мире — Вульгаты, Иероним Стридонский (340-420) переводил Ветхий Завет, как известно, с оригинала, а не с Септуагинты. Иероним не использовал слово monoceros, им либо употребляется латинская калька этого слова — unicornis (Пс. 21.22, Пс. 28.6, Пс. 77.69 (в русском переводе пропущено), Пс. 91.11, Ис. 34.7 (в русском переводе — буйвол) или rinoceros (Втор. 33.17, Чис. 23.22 — в русском переводе — буйвол, Иов. 39. 9-12 — в русском переводе — единорог).

Как бы то ни было, единорог теперь стал обладать уже тремя названиями и, кроме того, тремя обликами. Информация о хронологически первых двух — monoceros’e и rhinoceros’e для христиан была связанна в основном с языческим наследием. Название unicornis, в свою очередь, в дальнейшем накрепко связалось с тем обликом и сюжетами, которые были впервые описаны в «Физиологе».
В христианской средневековой культуре единорог описывается обычно под именами monoceros и unicornis, третье название со временем уходит в забытье, хотя иногда вспоминается в бестиариях (прим.: энциклопедия всех имевшихся знаний о реальных и сказочных животных) как синоним unicornis’a.
В раннее средневековье существовала попытка совместить христианскую и античную традицию. Она присутствует у Исидора Севильского. Все названия единорога (rhinoceros, monoceros, unicornis) употребляются Исидором для описания одного и того же животного, причём в нём присутствуют и такие античные стереотипы в описании rhinoceros’а как вражда со слоном, так и мотив «Физиолога» о том, что приручить его может лишь непорочная дева: «Носорог (rhinoceros) назван так греками, в переводе на латынь означает «имеющий рог на носу» (in nare comu). Называется он также единорогом (monoceros, или unicomus), так как имеет рог посреди лба, длиной четыре фута, настолько острый и крепкий, что пронзает насквозь или поднимает на рог любого врага.
Отличается он такой силой, что не может быть пойман никакой доблестью охотников; но, как уверяют пишущие о природе животных, поймать его можно, выставив вперед юную девственницу, к которой единорог, отбросив всякую свирепость, склоняет голову и, так успокоенного, его ловят беззащитным». (из «Этимологии» Исидора Севильского — М.: Наука, 1999 г.).
Бестиарии и другие произведения продолжают обе традиции описания единорогов, которые теперь окончательно разделяются, monoceros трактуется как свирепый зверь Индии, а unicornis — как «козлёнок», символизирующий Иисуса Христа — Средневековье очень внимательно в этом смысле к словоупотреблению. В Средние века Unicornis встречается в бестиариях гораздо чаще. Обычно единорог символизируется с Христом, следуя аллегориям «Физиолога». Рог единорога символизирует единство Христа со своим отцом, его небольшие размеры символизируют смиренность Христа в человеческом мире.
Этот второй единорог получает гораздо большую известность. Интересно, что путешественники в Индии XIII—XIV вв., при виде индийского носорога ориентируются именно на описания этого единорога, поэтому вынуждены заявлять, что виденное ими животное единорог, но, что он «…вовсе не то, что у нас о них рассказывают», как Марко Поло: «Водятся тут дикие слоны и единороги, ничуть не менее слонов; шерсть у них как у буйвола, а ноги слона, посреди лба толстый и чёрный рог; кусают они, скажу вам, языком; на языке у них длинные колючки, языком они и кусают. Голова как у дикого кабана и всегда глядит в землю; любит жить в топях да по болотам. С виду зверь безобразный. Непохожи они на то, как у нас их описывают; не станут они поддаваться девственнице: вовсе не то, что у нас о них рассказывают».

Расцвет средневековья отмечен пиком славы единорога на Западе. Часто его считают продуктом средневековой фантазии, однако существуют разрозненные свидетельства о нем из гораздо более ранних времен. Юлий Цезарь, к примеру, описывая свое завоевание Галлии, сообщает о странных существах, обитающих в дебрях Герцинианского леса в Германии, среди которых бык с телом оленя, в середине лба у него, между ушами, растет один рог, длиннее и прямее любого из до сих пор известных.
Особый интерес единорог всегда вызывал у германоязычных народов. В средние века грациозные изображения этих животных, которых они называли айнгорнами, наводняли их церкви и дворцы. Горный массив Гарц в Центральной Германии издревле считался местом обитания единорогов, и даже по сей день там сохранилась пещера под названием Айнхорнхоле.
Спустя несколько веков, в 1663 году, был обнаружен большой скелет единорога, что произвело большой фурор, доходящий даже до истерии. Скелет нашли среди груды других ископаемых останков в известняковой пещере близ Кведлинбурга, чуть севернее массива Грац. К месту открытия стали стекаться толпы народа; в первоначальной неразберихе относительно того, кому принадлежит пещера, многие запасались сувенирами. Последовало бурное судебное разбирательство, и владелицей была признана аббатиса Кведлинбурга.
И даже, несмотря на ее надзор, во время раскопок скелет был поврежден и извлечен на поверхность в печальном виде — груда разломанных костей. Научное исследование было поручено знаменитому ученому Отто Герике, прославленному своим экспериментом с Магдебурскими полушариями.
Не стоит удивляться, что на рисунках полученный в результате реконструкции скелет представляет собой очень странную картину. На нем отсутствует половина позвоночника и вся задняя часть. Но самое интересное — череп чудесным образом сохранился невредимым, и на нем крепко сидящий, прямой, конусообразный рог двух с лишним метров длиной.
Спустя столетие еще один скелет обнаружили в Айнхорнхоле близ Шарцфельда; и тот, и другой были изучены философом и естествоиспытателем Лейбницем. Он заявил, что эти кости заставили его решительно поверить в единорога, в существовании которого он до тех пор сомневался.
И до сего дня этот регион связывают с единорогом. В декабре 1991 года в интервью журналу «Ди ганце вох» знаменитый австрийский естествоиспытатель Антал Фестетикс, внештатный профессор Геттингенского университета, сделал ошеломляющее заявление. Он снимал документальный фильм о природе горного массива Гарц и однажды, выехав верхом с видеокамерой в окрестности Айнхорнхоле, вдруг увидел, как навстречу ему скачет галопом единорог. «От него исходило свечение. Моя лошадь попятилась и чуть не сбросила меня. Затем, с такой же быстротой, как и появился, он исчез».
Это заявление было повторено в апреле в телевизионном интервью. Более того, Фестетикс утверждал, что успел заснять эту встречу на видео. Сомневающиеся могут убедиться в этом, просмотрев запись в Геттингене: в трехчасовой телевизионной программе она показана не была.
Вопрос о том, насколько серьезным было это заявление, остается открытым. Какова бы ни была правда, в наши дни трудно представить себе место более вероятной встречи с единорогом, чем эти места. Над лесом господствует гора Брокен, ее в средние века связывали с шабашем ведьм, который представляется отзвуком более древнего культа богини Луны, чьим порождением является единорог.
К тому же регион входил в пресловутую границу между Западной и Восточной Германией. На протяжении сорока с лишним лет после Второй мировой войны по нему проходила широкая полоса ничейной земли, полностью предоставленной самой себе. И именно эта местность была предметом внимания Фестетикса при съемках его документального фильма. Это один из последних в Европе уголков настоящей дикой природы, кусочек дремучего заколдованного леса германского фольклора и эпоса, одно из последних убежищ для такого существа, как единорог, не способного выносить близкое соседство с человеком.
По преданиям, единороги были обычны в горных районах Индии (подразумевается Тибет). Другим знаменитым обиталищем единорогов с древних времен считается Эфиопия, до недавнего времени почитавшаяся за самое древнее христианское государство в мире с правителем, ведущим свое происхождение от царицы Савской. Посылать единорогов в качестве даров другим владыкам было, кажется, одним из излюбленных видов дипломатии пресвитера Иоанна, легендарного христианского священника и короля Эфиопии. Но и путешественники по другим местам Черного континента слышали об однорогом животном от банту, готтентов и бушменов. Собственно говоря, слухи эти были столь многочисленны, что в XIX веке многие путешественники, в том числе Дэвид Ливингстон, со всей уверенностью ожидали немедленного раскрытия загадки единорога. Интерес к этому существу был подогрет сэром Джоном Бэрроу — он изучил тысячи наскальных рисунков в Южной Африке и пришел к выводу, что многие из них — тщательно выполненные изображения однорогих животных.

Индрик (по славянской мифологии)

Наши же предки называли единорога Индриком и почитали его гораздо больше, нежели их западные соседи. Вот что говорит об Индрик-звере "Словарь славянской мифологии" (авторы: Елена Грушко и Юрий Медведев): «Глава и владыка звериного царства. Ходит он по поднебесью. Когда Индрик-зверь разыграется, вся Вселенная всколыбается! От его чудодейных копыт произошли на земле все овраги, котловины и пади, которые потом заполнились водою…» Еще в XVII столетии рогу этой «матери всем зверям» приписывались целебные свойства, и уверенность в этом была настолько велика, что даже царь Алексей Михайлович, по свидетельству дворовых книг (1655 год), соглашался за три таких рога заплатить десять тысяч рублей соболями и мягкой рухлядью (мехами). Сведущие в целении болезней русские люди того времени были убеждены, что рог единорога не только может оказывать помощь в различных болезнях, но и дает владеющему им человеку уверенность в цветущем здоровье на всю жизнь долголетнюю, к тому же, судя по книге А. Афанасьева «Поэтические воззрения славян на природу», рога эти «…светятся и бывают длиной до шести пядей».

Однорогий бык доктора Дава

Слава подрыва веры в существование единорога принадлежит французскому естествоиспытателю барону Жоржу-Леопольду Кувье, который стал известен своими работами по изучению ископаемых останков мамонтов. В комментариях к «Естествознанию» Плиния он разъяснил, что, по его мнению, парнокопытное жвачное, каковым должен быть единорог, никак не может иметь один рог, ибо он тогда должен был бы расти над разделением в его лобной кости.
Эту теорию уже выдвигали без большого успеха некоторые немецкие ученые, но такова уж была сила репутации Кувье, что для многих ученых это прозвучало как последнее слово в споре. С дебатами о существовании единорога для многих людей было покончено навсегда, но сведения о нем продолжали поступать с Дальнего Востока и из Африки. В самой Европе сообщения об однорогом баране появляются с V века до н. э., когда Периклу, властителю Афин, впервые доставили голову диковинного животного. Это было воспринято как знак его грядущей победы над злобным врагом, что и произошло впоследствии.
Сведения о подобных загадках природы появляются и в современной прессе. Их можно было бы отбросить как недостоверные, не будь задокументированного по всем правилам дара принцу Уэльскому в виде нескольких однорогих овец из Непала, выставлявшихся в Лондонском зоосаде в 1906 году. Эти животные ни в коем случае не были просто жертвами игры природы. Согласно тогдашнему британскому послу при Непальском дворе, «в Непале не существует особой породы однорогих овец, но эти привезенные сюда экземпляры не являются также и уродцами. С помощью особого ухода их получают из обычных двурогих овец… Я слышал, что целью выведения таких невиданных тварей служит получение особых прибылей при продаже их богатым клиентам в Непале».
Слухи о подобных махинациях приходили также и из Африки, и хотя они не объясняют загадки дикого эфиопского единорога, способны разъяснить, как мог правитель этой страны дарить так много домашних единорогов своим друзьям-владыкам.
Эти слухи были известны доктору Франклину Даву из университета штата Мэн; он знал о такого рода возможностях и усмотрел порок в рассуждениях Кувье. Похоже, что Кувье исходил из того, что рога растут из черепа, на самом же деле они зарождаются как свободные частицы ткани и только потом укореняются в нем. Расположение рогов вполне подвержено как природным, так и искусственным вариациям, так что единорог, по рассуждениям Дава, не состоит в полном противоречии с законами природы.
Чтобы это подтвердить, в 1933 году он взял однодневного эйширского теленка, хирургическим путем удалил зародыши рогов, разрезал вдоль, чтобы их можно было сложить вместе, и пересадил в центр лба. По мере развития молодого теленка зародыши пошли в рост, и из них получился один плотный, прямой, остроконечный рог длиной около 30 см, который оказался в равной степени полезным как в драке, так и для выкорчевывания столбов ограды, что, по сути дела, много превосходило обычную пару изогнутых рогов.
Однорогий бык доктора Дава стал вожаком стада и очень редко подвергался нападениям со стороны других самцов. Когда быки налетают друг на друга, главная цель состоит в том, чтобы долбить череп друг другу, пока один из них не выдержит. Совсем другое дело мчаться навстречу противнику, у которого торчит пика, направленная тебе прямо меж глаз. Один рог оказался настолько эффективен, что приходится удивляться, отчего эволюция не сделала за доктора Дава его работу. Интересным побочным эффектом этого эксперимента было изменение темперамента животного. Будучи уверенным в своей силе, он стал необычно ласков и приобрел мягкие повадки, как бы подтверждая то, что так часто говорилось о поведении настоящего единорога.

Кем же на самом деле является единорог, всего лишь мифом или реальным существом, решать только вам самим…

 

Подготовлено Татьяной Мацыгановой, Минск

По материалам журнала Мир Животных

published on cemicvet.ru according to the materials namsvet.ru

adminЖивотный мир
by falcon | Втр, 17/02/2009 - 21:57   Пойди туда, не знаю куда, найди то, не знаю что, и… ты найдешь единорога — мифическое животное, которое почиталось равным Богу и королям....