Волшебное кружево рисованных сказок Тамары Юфа: Почему за ними гонялись советские коллекционеры

В советское время любители книги и книжной иллюстрации просили, услышав, что кто-нибудь едет в Петрозаводск: «Привези что-нибудь с Юфой!» Это значило — книгу с её иллюстрациями. В наше избалованное хорошо оформленными книгами время её рисунки всё ещё вызывают трепет у читателей. И неудивительно: каждый из них сам по себе — воплощённая сказка.

Волшебное кружево рисованых сказок Тамары Юфа: почему советские коллекционеры за ними гонялись. Иллюстрация к «Калевале».

Тамара Юфа с такой любовью изображает финно-угорский север, что мало кто подозревает, что в Карелии она приезжая и сама из русской семьи.

Сказочным, утончённых линий, таинственным художники обычно изображают восток, север находя слишком скучным. Но только не Тамара Юфа.

«Калевала» стала одной из первых работ художницы как иллюстратора — и одной из самых известных.

Тамара Чванова — так изначально звали художницу — родилась в деревне под Ельцом. Её мать закончила курсы кружевниц и одно время зарабатывала на жизнь знаменитым, похожим на паутинку или снежинки, елецким кружевом. Много позже от иллюстраций Тамары Григорьевны будет у многих будет ощущение кружевного плетения, паутинных узоров.

Юфа иллюстрировала и русских авторов, например, Жуковского.

Русские образы Тамаре Григорьевне удаются тоже очень выразительно.

Кроме иллюстраций и картин, Юфа известна как автор сценических балетных и театральных костюмов к различным постановкам.

Любимым материалом Юфа была гуашь, но она замечательно иллюстрирует и в графике.

Есть теория, что иллюстрации Юфа повлияли на становление стиля маленькой украинской художницы Саши Путря.

Раннее детство Тамары пришлось на войну; жилось тяжко. Зато в школьном возрасте она переехала с семьёй жить в Елец и поступила в художественную школу: в деревне об этаких развлечениях и думать было нельзя! В деревне Тамара в основном читала, глотая порой книгу за день, и в библиотеке отказывались выдавать новую книгу раньше, чем через десять дней: слишком их было мало на всех желающих. Иногда везло, и освобождалось что-то нечитанное уже день на шестой.

Когда надо было рисовать финнов, саамов, карелов, приглашали Тамару Юфа

Тамара полюбила Север всей душой, хотя увидела его только взрослой.

Среди прочих её титулов как художницы — певица Карелии. Кстати, поёт Тамара Григорьевна тоже неплохо.

После Елецкой школы оказалось удивительно легко поступить в Ленинградское художественно-педагогическое училище. Вообще в Ленинград Тамара поехала вслед за своей первой любовью и уже на месте встретила любовь новую: парня со странной, забавной на русских слух фамилией Юфа. Юфа собирался стать поэтом, но Тамара заразила его страстью к живописи, помогала ему учиться, и он стал не менее известным художником, чем она. Из-за одинаковых фамилий их даже путали: они ведь поженились на последнем курсе.

Многие родители нарочно разыскивали своим детям «Снежную королеву» «с Юфой».

Герда и старушка с цветами.

Герда сбегает из дома с говорящими цветами.

Мудрый ворон.

Замок принцессы.

Герда уезжает от разбойников.

У лапландки.

Замок Снежной Королевы.

Взрослые Кай и Герда.

После училища дали выбор, куда взять направление на работу. Тамара выбрала Ладву в Карелии; она слышала от одной молодой художницы, что Карелия удивительно красива. И действительно, понравились пейзажи Ладвы ей куда больше ленинградских улиц. Правда, встретил город неласково. Школа, которая должна была выдать квартиру, была закрыта; в доме колхозника, выполнявшем функцию гостиницы, все места были заняты петрозаводской футбольной командой. Беременная Тамара вместе с молодым мужем Михаилом кое-как переночевали в стогу. Тамара всю ночь волновалась: не придут ли волки? Места выглядели такими дикими, такими первозданными в своей красоте!

Иллюстрация к сказке «Свинопас». Принцесса отвергает розу.

Иллюстрация к сказке «Свинопас». Принц переживает унижение.

Иллюстрация к сказке «Свинопас». Принцесса целуется ради безделушки.

Иллюстрация к сказке «Свинопас». Волшебный горшочек.

Иллюстрация к сказке «Свинопас». Принцесса под дождём.

Обложка к сказке

«Квартиру» в старом деревянном доме школа, где Тамара устроилась работать учительницей рисования, дала неплохую, в две светлые комнаты, легко протапливаемую. Вскоре родилась дочь Маргарита. Правда, брак не выдержал проверку ребёнком, и Михаил через некоторое время нашёл себе новую любовь: любить без пелёнок как-то легче. Тамара взяла подработку — вести кружок в доме культуры. В общем, всё шло к тому, что она проживёт самую обычную жизнь учительницы рисования.

Иллюстрации Юфа к одним сказкам…

…непохожи на иллюстрации к другим.

Неизвестно, что её толкнуло, но однажды Тамара Григорьевна собрала рисунки, которые гуашью писала на досуге для души, и поехала с ними в Петрозаводск, в издательство «Карелия». Ехала и думала: а кто она, чтобы соваться среди профессиональных иллюстраторов? Может так быть, что и никто. Тогда, решила художница, она разорвёт рисунки. Нечего.

Пейзажи завораживают.

Юфа рисует не только сказки.

Красная девица.

Княгиня.

Но в редакции, увидев гуаши Юфы, так и ахнули. Как бы здорово такими оформить детские сказки — но они по плану только в следующем году… А нет! Сказки Пентти Лахти пока никто не взялся иллюстрировать: финская литература считалась на любителя. Но Тамара уже так влюбилась в север, что её Пентти Лахти очаровал. После его сказок была «Калевала», был князь Игорь, было ещё много чего. Каждая книга с её иллюстрациями превращалась в шедевр. Никто не ожидал такого от молодой, деревенского происхождения учительницы рисования.

Пейзажи севера бывают мрачными.

Маки.

От некоторых женских образов веет холодом.

А от некоторых — силой.

Тамару позвали участвовать в выставке молодых художников и позже рассказали смешное: маститый живописец Павел Корин остановился перед её картинами и воскликнул, вот, мол, есть же русский художник! Его поправили: не художник, а художница. В Карелии живёт.

Портрет молодого человека.

Иллюстрация к «Калевале».

Северное сияние.

Сам факт, что её картины действительно рассматривают, обсуждают, почему-то удивил Тамару. Она поехала посмотреть на это сама, заручившись поддержкой подруги. И увидела возле своих картин настоящую толпу. Зрители вполне со знанием дела обсуждали её стиль, а также спорили: художник — мужчина или женщина? Часть зрителей стояли на том, что такая отточенность, такая холодноватость может быть только мужской. Подруга, стоявшая возле Тамары, крикнула: да вот же, тут художница сама стоит! Многие не поверили. Но уже через пару лет не осталось ни одного Фомы Неверующего. «Ты в Петрозаводск едешь? Привези мне что-нибудь с Юфой!»

Та самая Юфа.

Тамара Григорьевна жива и сейчас. Она продолжает работать, выставляться, давать интервью. Жить одновременно с такой художницей кажется таким же чудом, каким являются её картины.

Случай иногда решает многое в жизни художника, и что угодно может поднять его на вершину карьеры, буквально мимоходом.

Текст: Лилит Мазикина

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями на Facebook:

published on cemicvet.ru according to the materials lamp.im — Под лампой

adminИнтересное вокруг
Волшебное кружево рисованных сказок Тамары Юфа: Почему за ними гонялись советские коллекционеры В советское время любители книги и книжной иллюстрации просили, услышав, что кто-нибудь едет в Петрозаводск: «Привези что-нибудь с Юфой!» Это значило — книгу с её иллюстрациями. В наше избалованное хорошо оформленными книгами время её рисунки всё ещё вызывают...