В КОЛЬЦЕ ОРАНЖЕВЫХ РЕВОЛЮЦИЙ

Святитель Игнатий Брянчанинов сравнивал жизнь человека с полётом над бездной небытия. В наше время это сравнение можно предельно расширить: над бездной небытия оказалось всё человечество, которое в любое мгновение может погибнуть в рукотворном апокалипсисе.

Мир не обрушивается в бездну во многом благодаря усилиям России, которая сейчас, как и сотни лет назад, удерживает мировое зло. Долго ли ещё мы будем способны это делать? Как надо вести себя, когда нашу страну окружили огненным кольцом оранжевых революций и локальных войн? Эти вопросы мы задали православному политологу, руководителю культурно-просветительского сообщества «Переправа» Александру Ивановичу НОТИНУ. Вот что он ответил.

Корр.: Но враги уверены, что, захватив Россию, уничтожив наш народ, они на какое-то время продлят своё паразитическое существование.

— Они сами себя сожрут и уже пожирают — растлением, безумием и пороками. К сожалению, и нас в это втянули в какой-то степени. Но Господь отцепил наш вагончик от поезда цивилизации, который летит в пропасть. И уже сейчас понятно: у нас нет времени для манёвра, чтобы их спасти.

Корр.: Вы уверены, что вагончик России отцеплен?

— Если бы Господь его не отцепил, то мы бы не вошли в Сирию. При наличии правящего неолиберального класса Россия была бы уже сдана со всеми потрохами. Но враги никак не могут её взять. Это как в анекдоте: «Гринь, я медведя поймал. — Ташши его сюды! — Не могу, он мене не пущает». То есть они как бы обхватывают Россию со всех сторон: ну всё вроде бы готово, клиент созрел — а сделать ничего не могут.

Корр.: Но ведь экономисты неолиберальные продолжают разрушать Россию по приказу США. Падение нашей экономики не может продолжаться бесконечно, в конце концов, всё остановится…

— Если задуматься, то что такое неолиберальная верхушка России? Тонюсенькая такая плёночка плесени, состоящая из нескольких десятков, ну, может быть, сотен людей, которые были в своё время поставлены американскими кукловодами «смотрящими» (за соблюдением интересов США) или «проводящими» (за бугор контрибуционные деньги). Но недра здесь, в России — ты их не вытащишь и не утащишь туда. Там только акции и юридические права.

Так вот, этот тонюсенький слой, эта политическая верхняя воля колеблется. Она колеблется почему? Потому что ситуация не вышла в другую — критическую фазу, она ещё более-менее терпима. Путин боится, с одной стороны, вызвать негативную реакцию западных «партнёров»; ведь внутренняя неолиберальная верхушка — это не наше порождение, это американский троянский конь: всё президенту простят, но троянского коня не простят. Или убьют, или заговор устроят — упаси Бог! Путин понимает это, здесь уровень решения гамлетовский — быть или не быть. Но пока мы не дошли до ручки. Пока ещё из последних сил он пытается сохранить равновесие интересов.

Корр.: Путин хочет и страну свою сохранить, и её врагов особенно не раздражать, но ведь это невозможно?

— Наш президент как будто стоит на двух стульях, и стулья всё время разъезжаются — он становится на шпагат всё глубже и глубже. Но настанет время, когда шпагата не хватит…

И здесь возникает этот момент — промыслительность. Мы думаем: почему Господь попускает нам такие безобразия — в виде этой неолиберальной «плёночки», этих прямых экономических издевательств, в виде спора между Глазьевым (это Академия наук), который говорит очень рациональные и умные вещи, и этими ребятами, неогайдаровцами, у которых ну ни одной здравой мысли нет, они всё что можно провалили и всё равно постоянно себя апологетируют — вот, мы какие классные? Правительство создаёт очередную антикризисную комиссию, хотя оно же само и повинно в этом кризисе. Ну это всё равно, что поджигателям деревни предложить разработать комплекс противопожарных мер.

Корр.: Так почему Господь это попускает?

— Я считаю — по одной простой причине: мы не готовы. Не готовы взять на себя ответственность за будущее страны. Православные мы жидкие, друг с дружкой не можем договориться. Патриоты все в лампасах. Знаете кодекс горе-патриота? Пункт первый: Россию надо спасать. Пункт второй: я знаю, как спасать Россию. Пункт третий: собирайтесь вокруг меня — будем спасать Россию. Пункт четвёртый: если не вокруг меня, то хрен с ней, с Россией. Вот это наше реальное состояние.

Поэтому Господь и промыслил так: в изнеженное, расслабленное, разомлевшее, обезбоженное русское тело ввёл яд либерализма. Потому что яд в определённой дозе — он же и лекарство, может отравить человека, а может вылечить его, повысив иммунитет. Русское здоровье было серьёзно подорвано не только в советский, но и в монархический период. Ещё святитель Тихон Задонский в XVIII веке говорил: «Православие неприметным образом уходит из России». А что такое Россия без православия? Это ж до революции всё началось. Константин Леонтьев об этом писал, и Феофан Затворник об этом заявлял, и Иоанн Кронштадский об этом предупреждал.

Корр.: Потому Господь и попустил революцию, что люди были готовы её принять — и претерпеть страшные беды за отступление от веры предков?

— Правильно. И только таким образом можно было очиститься от плесени вероотступничества. Протодиакон Николай Попович, наш самый старший фронтовик, говорит, что на самом деле Вторую мировую войну выиграл православный русский народ. С 1917-го по 1941-й прошло всего 24 года — то есть поколение-то выиграло православное! Когда 100 тысяч наших девчонок вывезли в Германию, 90 процентов из них были девственницами. Такой нравственный, по сути дела церковный народ не возьмёшь никакой силой. Интересно, а сколько бы девственниц было сейчас?

Корр.: Вот почему во время холодной войны стали уничтожать нравственность.

— Во время революции, войны и репрессий народ получает страшную рану, вырубается огромный пласт лучших людей. Но биометафизику не победить. Казалось бы, были погублены и рассеяны лучшие умы и сердца — а кто строил сталинскую экономику? Откуда взялись Королёвы и другие гении?

Корр.: Из народа. Но тогда был огромный ресурс крестьянский. А сейчас его нет.

— А сейчас другой ресурс. Люди, которые пережили советскую эпоху, ходили с комсомольскими и партийными билетами, поискушались в этом деле, которые несут в себе генетику революционного безумия, которые пережили неолиберальный позор и которые в результате, пропустив через себя эти скорби, да плюс личные скорби (у кого предательство, у кого крах, у кого болезни, у кого ещё чего-то), приходят в какое-то новое состояние веры, оно называется у отцов «непадательное». Почему? Адам пал в раю, у него не было достаточного объёма и интенсивности искушения. Искушения необходимы. «Не искушён, — говорят Святые Отцы, — неискусен».

А сейчас внутри русского народа нарастает новая передовая сила духовная, которая обладает колоссальным жизненным опытом искушений. Эта сила — я называю её гвардией служения — будет стоять до конца. Её будут пытать, резать на куски — она не предаст. У неё нет уже этой дореволюционной псевдоромантики, у неё нет уже увлечения магией, теософией и всякими там каббалистиками, которые были до революции 1917 года у всей сплошняком аристократии (в девяностые годы это повторилось). Она переболела, слава Богу, вирусами коммунизма и неолиберализма. Пусть эта сила не столь велика, но это уже сотни тысяч, если не миллионы. А Господь говорил о «закваске» — и она сейчас в России есть. Вся её проблема знаете в чём?

Проханов мне говорит: «Ну, где там твои православные?» Я отвечаю: «Александр Анд-
реевич, они касками не трещат на мостовой перед Госдумой, они не лезут в телеэфир, глотку не дерут в этих дурацких ток-шоу, их не видно, это трава. Трава растёт тихо, а гром гремит громко. Зло громкое и быстрое, его издалека видать. А добро растёт медленно и незаметно, но оно неодолимо».

Беседу вёл ПАВЕЛ КОЗЛОВ

published on cemicvet.ru according to the materials namsvet.ru

Интересное вокруг
...