ОЖИДАНИЕ

Многие деревенские, те, кто в своё время уехал учиться в город и фактически оторвался от родного дома, узнают в этой бабушке свою маму…

Судьба большинства деревенских матерей — одиночество и ожидание. На первый взгляд это — несчастье, трагедия, а с другой стороны — невидимая духовная работа.

Много лет назад художник Юрий Сергеев уехал учиться в Москву, когда его мама была уже пожилая. Правда, каждые две недели создавал ей ощущение нужности — посылал открытку, письмо или фотографию. Но ездить домой… то денег нет, то времени…

Когда нет никого рядом, Бог даёт нам в утешение ожидание. В молодости, когда спешишь жить, об этом как-то не думаешь, и ожидание зачастую раздражает. В очереди к врачу, в толпе, которая движется слишком медленно на улице или в метро, в автомобильной пробке. Но с возрастом, когда скорость жизни замедляется, вдруг в ожидании начинаешь находить какой-то тайный смысл, свою прелесть. Как будто практическая цель (а именно практические цели заставляют нас спешить) не даёт раскрыться ожиданию во всей его волшебной красоте, не даёт включить наше воображение, напрячь душевные силы, вызывать из глубины сознания светлые воспоминания.

Ожидание — чисто человеческое явление, наша духовная ценность. У насекомых, рыб, птиц, животных тоже есть ожидание, и они могут в этом состоянии быть даже терпеливее нас: например, охотясь, часами, не шевелясь, дожидаться жертвы. А в привязанности домашних животных к своим хозяевам есть даже что-то духовное — известны случаи, когда собаки ожидали своих хозяев всю свою жизнь. И всё же только человек вносит в ожидание чувства и мысли, которые могут превращаться в материальную силу, способную спасти и сохранить близких и любимых.

Например, вся страна в годы Великой Отечественной войны наизусть знала стихотворение Константина Симонова «Жди меня», переписывала его от руки, передавала из рук в руки, искренне веря в магическую силу заветных слов:

 

Жди меня, и я вернусь.

Только очень жди,

Жди, когда наводят грусть

Жёлтые дожди,

Жди, когда снега метут,

Жди, когда жара,

Жди, когда других не ждут,

Позабыв вчера.

Жди, когда из дальних мест

Писем не придёт,

Жди, когда уж надоест

Всем, кто вместе ждёт.

Жди меня, и я вернусь,

Всем смертям назло.

Кто не ждал меня, тот пусть

Скажет: — Повезло.

Не понять, не ждавшим им,

Как среди огня

Ожиданием своим

Ты спасла меня.

 

По воспоминаниям врачей во время войны во фронтовых госпиталях раненые солдаты, когда им было особенно больно, читали наизусть «Жди меня».

Можно ли своим ожиданием спасти человека? Есть масса случаев, которые это доказывают. Даже чисто психологически, у человека в экстремальной ситуации, если он знает, что его ждут, возрастают жизненные силы, и он становится способным всё превозмочь. Во всяком случае, после войны в стране тысячи людей разных возрастов и национальностей (Константину Симонову приходили мешки писем об этом) вспоминали о том, что они остались в живых благодаря этому стихотворению. Переписав, они посылали его домой, и ожидание уже образовывало как бы вращающийся магический круг, который и спасал человека.

Действительно, в этих словах «жди меня», помимо простого и понятного всем желания защитить и призыва верить, есть ещё что-то такое, что выходит за рамки обыденного. По крайней мере, в годы вой-
ны выходило. По мнению некоторых исследователей, например литературоведа И. В. Какулина, образцом для Симонова могли послужить фольклорные заклинания и заговоры, некоторые произведения русской поэзии Серебряного века.

«“Жди меня”, — пишет И. Какулин, — по жанру было похоже на заклинание. Многократное прочтение этого стихотворения само по себе имело психотехническую функцию…» Феномен этих строчек «Жди меня», вырезаемых, перепечатываемых и переписываемых, посылаемых с фронта домой и из тыла — на фронт, был в том, что они были, как заклинание судьбы, как оберег.

То, что ожидание и вера могут продлевать человеку жизнь, доказывают многочисленные примеры из истории и литературы. Самый известный библейский пример со старцем Симеоном, который прожил 300 лет, не умирая, в ожидании встречи с младенцем Христом (Евангелие от Луки, гл.2: 25—38). Это легенда, почти сказка, но в каждой сказке есть доля правды.

Каждый день Симеон приходил в храм, ожидая встречи с Младенцем Христом, стараясь не пропустить эту встречу, быть готовым к ней. И это повторялось десятки и сотни лет, из года в год, из месяца в месяц, изо дня в день.

Тем самым это свое ожидание одними и теми же действиями, повторяющимися каждый день, старец ненамеренно превратил в обряд. И обряд защищал его от смерти, продлевал его жизнь.

Правда, Симеон ждал встречи с младенцем Христом не только по своей миссии, по «приказу свыше», как часто бывает в жизни праведников или святых. По преданию, он был одним из семидесяти двух учёных толковников-переводчиков, которым египетский царь Птолемей II (285—247 до н. э.) поручил перевести Священное Писание с древнееврейского на греческий язык. Когда Симеон переводил Книгу пророка Исайи и прочитал слова «Се Дева во чреве приимет и родит Сына», он подумал, что это описка и вместо «Дева» должно стоять «Жена», и посчитал своим долгом исправить текст. Но ангел Господень остановил руку Симеона и внушил ему, что не умрёт, пока не убедится в истинности пророчества пророка Исайи, то есть своими глазами не увидит Спасителя, рождённого от Девы.

Так что Симеон по сути был не только истово верующим, но и учёным, который, услышав версию, захотел убедиться, что это истина. И совершил своего рода научный подвиг, собственную жизнь превратив в эксперимент ожидания. И, когда встреча произошла, всё свершилось — и истина воссияла, и жизнь-ожидание окончилась. Поэтому в день свершившейся встречи, в феврале на Сретенье, звучит молитва: «Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыка, по глаголу Твоему с миром, яко видеста очи мои спасение Твоё».

Точно так же долго живут пожилые люди, которые перед смертью ждут завершения кафкого-то своего дела — напишут книгу, закончится строительство дома, будет выплачен долг, поступит в институт внук, родится правнук, тогда, мол, и помирать можно. Это не просто напряжение воли, но чудодействие ожидания, как обряда. Ожидание — необходимая движущая часть любого обряда, так же как шарикоподшипник в моторе.

Возможно, долгожители и живут долго, потому что неосознанно превращают ожидание в обряд и не нетерпение и не раздражение испытывают, ожидая, а наоборот, смирение, радость, предвкушение встречи, общения, совместных дел, еды, прогулки, сна. И держит их жизнь на земле энергия ожидания встреч, общения, совместных дел. Кто-то это делает неосознанно, а кто-то сознательно, понимая, что ожидание — это духовная ценность, искусство жизни. Жаль только, что не учат у нас нигде этому искусству…

ГЕРМАН АРУТЮНОВ

 

 

 

 

published on cemicvet.ru according to the materials namsvet.ru

adminИнтересное вокруг
...