ИОСИФ ЛИВШИЦ, аналитик

ПОЧЕМУ МЫ ЖИВЁМ БЕДНО?

Продолжение. Начало см. в № 6 за 2017 год.

В коммунистической России коммунисты других стран видели «жёсткую» силу, которая сумела организовать народ на противоборство с белыми армиями, стремящимися реставрировать старые консервативные порядки. Жёсткую силу, которая путём крайнего напряжения всего народа создала мощнейшую, технически хорошо оснащённую современную армию, способную уничтожить фашизм в Европе, выиграть Вторую мировую войну, в результате чего СССР ещё больше укрепился, создал так называемый лагерь народной демократии. Это была действенная сила. А сила спасёт мир — считали коммунисты, которые делали ставку на одну только силу.

И здесь большую роль играла вседозволенность во имя достижения целей коммунизма. На руководителей коммунистов не могли завести уголовное дело. Даже рядового коммуниста не могли арестовать без согласия коммунистической организации. Без решения коммунистической организации специалист не мог продвигаться по служебной лестнице и делать карьеру. Не потому ли коммунистическая партия была такой многочисленной и насчитывала 18 миллионов человек? И, несмотря на профессиональные нормы, в основном это были интеллигенты. Не ревизуя марксизм, русские интеллигенты были однозначными сторонниками демократического централизма, который является не чем иным, как идеологически замаскированным принципом феодализма, распространяющим линейное одностороннее управление феодала своими вассалами. В России никогда не было социализма, о построении которого было торжественно заявлено в 1937 году и зафиксировано в «социалистической» Конституции. Царь, Генеральный секретарь, Президент при отсутствии обратных связей демократического управления являются самодержавными феодалами и стремятся утвердить свое-
образные формы феодализма, о чём в первую очередь свидетельствует нищенский уровень жизни населения. Ведь даже по марксистским канонам при капитализме народ живёт лучше, чем при феодализме, а при социализме должен жить лучше, чем при капитализме. Как раз этого и не наблюдалось! Социальная революция не состоялась, мы до сих пор не достигли царского уровня.

Так что не был поразителен внезапный безболезненный роспуск КПСС, передача всего многочисленного имущества партии государственным предприятиям, развал СССР, роспуск военно-политической организации народно-демократического лагеря в результате денонсирования Варшавского договора и последовавшая за этим катастрофа, выход из которой будет совсем не простым. Марксизм не сумел спасти СССР от гибели.

Либеральная идеология

Либеральная идеология, или либерализм, — философское и общественно-политическое течение, провозглашающее незыблемость прав и индивидуальных свобод человека. Либерализм провозглашает права и свободы человека высшей ценностью и устанавливает их правовой основой общественного и экономического порядка. При этом возможности государства и Церкви влиять на жизнь общества ограничиваются Конституцией. Важнейшими свободами в современном либерализме признаются свобода публично высказываться, свобода выбора религии, свобода выбирать себе представителей на честных и свободных выборах. В экономическом отношении принципами либерализма являются неприкосновенность частной собственности, свобода торговли и предпринимательства. В юридическом отношении принципами либерализма являются верховенство закона над волей правителей и равенство всех граждан перед законом вне зависимости от их богатства, положения и влияния.

Свобода для любого человека — это отсутствие какого-либо давления, контроля, а значит, свобода действий и поступков. Свобода бывает разных масштабов: она может касаться личности, отдельного общества или всего человечества. Надо выделить две основные формы свободы: свободу разрушающую и свободу созидающую (творческую). Здесь речь пойдёт о свободе разрушающей.

Свободу каждый понимает в соответствии с уровнем своего развития. Можно сказать, что для каждого уровня развития существуют своя свобода и своё счастье. Низкий индивид будет под свободой понимать удовлетворение своих низких желаний, а высокая личность будет видеть в свободе возможность реализовать себя в полезных для общества делах. Получив свободу, люди считают, что им дали глоток свежего воздуха; им кажется, что теперь они заживут счастливо и именно так, как хочется. Но на самом деле включается механизм разрушения.

Например, свобода слова. Все бросились писать всё, что им больше нра-вится. А в итоге что получилось? То, о чём раньше запрещалось писать, теперь дозволено. Но вместо высокого стали писать такую низость, такую пошлость, что это, во-первых, привело к полнейшей деградации многих писателей; во-вторых — к резкому упадку идеологии и морали в обществе; в-третьих, в кратчайший срок деградировало целое поколение. При высокой морали этого не могло бы произойти, но отсутствие норм и жёстких правил привело к пагубным последствиям.

Свобода слова должна иметь границы. Социальные сети превратились в помойку, где каждый желающий может сказать всё, что угодно. Люди часто путают свободу слова со вседозволенностью. При этом люди нередко скрывают своё настоящее имя, выступая под псевдонимами. Они могут оскорблять своего собеседника и даже безнаказанно клеветать на него. Социальные сети часто используются для манипуляции общественным сознанием, сведения счётов без приведения доказательств, дискредитации человека и неугодных партийных и общественных организаций, в особенности во время избирательных кампаний.

Предоставленная людям свобода привела к разложению моральных устоев общества. Многие говорят: «Я могу делать всё, что угодно, я свободный человек». Под этим знаменем распространились сексуальные добрачные отношения и гражданские браки, уничтожившие ответственность супругов друг перед другом и перед детьми. Секс стал синонимом любви. Снизились семейные ценности. Матери стали бросать своих детей, а дети — своих престарелых родителей. В нашей стране сегодня насчитывается больше бездомных детей, чем их было после Гражданской и Великой Отечественной войн. В стране расцвели алкоголизм, наркомания и проституция.

Или, например, свобода в СМИ. На телевидении и радио приняло массовый характер определение рейтингов артистов, составленных по опросам зрителей и слушателей. Эти рейтинги основаны на мнении людей, в подавляющем большинстве не имеющих понятия о высоком искусстве. Но поскольку государство упразднило цензуру и урезало финансирование культуры, то, чтобы заработать на жизнь, артисты вынуждены были опуститься до низких требований публики, вместо того чтобы публику подтягивать до уровня высокого искусства. Эта практика привела к деградации как самих артистов, так и всего общества. По центральным каналам стали показывать «стирку грязного белья» и петь блатные песни с применением ненормативной лексики. Основное эфирное время посвящено показу мыльных опер, культуре ниже пояса, восхвалению сексуальные отношений, насилию. Каждый день идёт пропаганда шопинга, предпринимательства, «красивой» жизни и показ различных развлекательных передач.

Изменился характер подачи информации. СМИ, как будто по специальному заданию, не то что отображают, а именно смакуют негативные стороны нашей жизни. Особенно преуспевает в этом отечественное телевидение. Российские телевизионщики утверждают, что они сообщают только «голую» правду. Правда, состоящая из одной только «чернухи», из ежедневных катастроф, скандалов и компроматов, отупляет людей. Они становятся равнодушными и жестокими, как наколотые наркоманы. Умело используемая чернушная правда является настоящим психическим наркотиком. Российское телевидение сознательно сажает народ на чернушную правду, как продавцы наркотиков на иглу и «колёса».

Российское телевидение с изощрённой циничностью старается в первую очередь отразить тёмные стороны нашей жизни, руководствуясь циничной установкой западных журналистов «Хорошая новость — это плохая новость!» Причём страдания человека никого не трогают. С мельчайшими подробностями, как в солидном самоучителе, на телевидении демонстрируются содержание различных технологий умерщвления как отдельного человека, так и групп людей. Фактически на телевидении сформировалось новое направление, аналогичное порнографии, которое можно назвать «некрографией» и функция которого сформировать из психически неустойчивого зрителя потенциального убийцу. Тележурналисты ведут себя нагло и беспардонно. Нынче только ленивый не лезет с телекамерой в душу человека. Какая разница, что показывать: горе безутешных родственников попавшего в катастрофу самолёта, подводников «Курска» или очередную жертву дорожно-транспортного происшествия, заказного убийства. Происходит откровенная эксплуатация самых низменных инстинктов человека, что более всего сказывается на молодом поколении, не способном реально оценить подаваемую информацию, и дегенерирует его.

Когда с экрана российского телевизора в течение многих часов демонстрируется, что наш народ ленив и безынициативен, склонен к алкоголю и агрессии, то молодое поколение россиян, следуя объективным процессам новой дифференциальной социализации и дифференциальному подражанию поведения, выбирает соответствующую модель поведения, что и необходимо зарубежным заказчикам информационно-психологической войны. Это тем более опасно, что мощным оружием новой информационно-психологической войны являются самореализующиеся пророчества (прогнозы) — тенденция, выраженная в том, что ожидания вызывают поведение, их подтверждающее. Люди, далёкие от психологии и не подозревающие о существовании этого феномена, никогда не догадаются, что упорная демонстрация «чернухи» на экранах наших телевизоров невольно заставляет российских зрителей подстраиваться к общей, как им кажется, ситуации и конструировать своё поведение, подтверждая «чёрное» пророчество, что и необходимо заказчикам этой войны.

Коснёмся свободы в торговле. Что произошло в нашей стране в период перестройки? Вся страна превратилась в какой-то торгующий лагерь, в единый рынок. В обществе были сформированы новые отношения на новых экономи-ческих условиях. Повсюду замелькали лозунги о свободных рыночных отношениях и призывы к обогащению. Стали формироваться новые дельцы, торговцы. Многие торговцы за каких-то десять лет скопили капитал, наладили необходимые связи и сформировали для себя источник доходов. И подобное сделали не один, а тысячи людей. То есть появился определённый слой населения, который выделился из общей массы. И с некоторого уровня развития новых общественных отношений, хотели торговцы того или нет, вступили в действие определённые регулирующие законы. Если торговец получал доход, то часть его должен был отдать другим прослойкам общества (налоговая инспекция, рэкет, паразитирующие правоохранительные элементы и так далее). Все те, кто чего-то не соблюдал в новых отношениях, просто уничтожались физически или экономически. Поэтому вновь образовавшиеся торговцы и делопроизводители начинают придерживаться сначала неписаного «кодекса чести», который позднее оформляется в официальные законы и нормы «теневой» (криминальной. — И. Л.) жизни. После того как появился новый слой, начинает быстро формироваться его верхушка, которая диктует рыночные основы другим слоям. Свобода в торговле прекращается. Но новые законы и нормы поведения направлены в первую очередь на обогащение олигархической верхушки, а не на процветание всего общества.

Эта олигархическая верхушка придерживается идеологии либерализма. На гребне своей триумфальной (и во многом случайной) победы либеральная элита оказалась в положении политического меньшинства, однако этот недостаток в значительной степени компенсировался её крепнущими позициями во власти и, главное, в информационной сфере.

Хотя формально либерализм не был провозглашён официальной доктриной, оказавшиеся у власти его сторонники руководствовались вполне большевистским пониманием идеологии как «единственно возможного учения». Либеральное меньшинство самовольно взяло на себя право говорить от имени государства, а свою групповую идеологию попыталось возвести в статус общенациональной и навязать её обществу.

По существу отечественные либералы оказались проповедниками культурно-цивилизационного расизма, не только русская цивилизация, но и все остальные культурно-исторические типы оказывались, в их трактовке, ущербными по сравнению с «эталонным» Западом. Вестернизм, а ещё точнее американизм, доходивший до сервилизма (вот уж, действительно, иначе как «низкопоклонством перед Западом» это нельзя назвать), стал отличительной характеристикой постсоветского либерализма. (Подобное уничижительно-наплевательское отношение к своему Отечеству и заискивание перед Западом было совершенно исключено в русской интеллигентской либеральной среде начала прошлого века, на правопреемственность которой наши либералы претендовали.)

Теперь о свободе в предпринимательстве. В России этот вид свободы возведён в абсолют: свобода владения, распоряжения и пользования собственностью (хочу быть сам себе хозяин). Мерилом эффективности производства стали деньги. Чем больше прибыль в денежном выражении, тем эффективнее считается предприятие. Этому критерию подчинено абсолютно всё.

Такое отношение к свободе в предпринимательстве привело к быстрому развалу всего производства в стране. Зачем создавать что-либо новое, когда можно обогатиться, распродавая созданное многими предыдущими поколениями. В стране произошёл бум купли-продажи. Были сняты многие таможенные ограничения. В короткие сроки прилавки магазинов наполнились импортными товарами и исчезли очереди. У большинства населения нашей страны создалась иллюзия, что свободное предпринимательство и свободный рынок могут решить все проблемы. Но что произошло на самом деле?

Жажда быстрой наживы привела к искажению ценностей в представлениях новоиспечённых предпринимателей и, как следствие, к инфляции и обнищанию граждан.

Разве можно эффективность образования, медицины, безопасности страны измерять деньгами? Разве возможно измерить эффективность воспитания наших детей в рублях? Оказалось, «можно». Все институты народного хозяйства Советского Союза в новой России были переориентированы на самоокупаемость. Практически все долгосрочные проекты канули в Лету, поскольку не могли дать прибыли в кратчайшее время.

Свобода в предпринимательстве в погоне за наживой сняла все ограничения с человеческой совести. Стало возможным продавать фальшивые лекарства, некачественные продукты питания, фальшивые дипломы об окончании вузов. Всё стало покупаться и продаваться. Появились индивиды, способные обманывать, паразитировать, грабить, убивать, издеваться над другими. Материализовался призрак «дикого» капитализма.

Индивиды, выбившиеся на волне перестройки в руководители, возглавившие хотя бы небольшое число подчинённых, стали безжалостно их обирать, прикрываясь иллюзией, что они имеют на это полное право, так как всё зависит от их предприимчивости. То выплачивали мизерную зарплату, то по нескольку месяцев задерживали её своим рабочим, сокращали отпуска. Фактически, выжимая из рабочих всю энергию и не давая средств на её восполнение, предприниматели обрекают их на смерть. Они руководствуются принципами: всё можно; что хочу, то и делаю; беру столько, сколько хочу. Они не заметили, как свобода предпринимательства, свобода бесконтрольного выколачивания денег привела к трансформации качеств их души, к перерождению положительных индивидов в отрицательные, перерождению нормального человека в страшное чудовище.

Безобидные на первый взгляд поступки — прокручивание денег в банках под проценты, недоплаты и задержки в выплате зарплаты — приводят в итоге к накоплению отрицательных качеств в психике человека, которые при определённом количестве развиваются до автоматизма и начинают действовать помимо сознания индивида. Человек сам уже неспособен остановиться, потому что отрицательные качества обладают «кровожадностью», и они будут стремиться притягивать к себе все прочие отрицательные качества, которые начнут формировать у личности прежде всего жадность, перерастающую в алчность. Так осуществляется криминализация нашего общества.

Криминализация общества есть не что иное, как наиболее опасное проявление его деградации. В криминализации фокусируются, концентрируются процессы культурной инволюции, а точнее сказать, вспышки культурной мутации, поскольку наиболее зримо культура превращается в свой антипод стихийно, скачкообразно, и именно в эти периоды общество криминализируется самыми быстрыми темпами.

Не случайно героем нового времени в России стал преступник. Он в полной мере выражает происшедшую подмену ценностей. Если раньше преступника сторонились, его боялись и презирали, то сейчас репутация бандита («бригадного») представляется почётной, его знакомства ищут, его боятся и уважают. Бандиты разъезжают на самых престижных автомобилях, поражают воображение высоким уровнем жизни и во все больших масштабах генерируют, а вернее, дегенерируют иллюзии.

Распространение зла происходит в соответствии с правилами настоящего военного наступления, изучением обстановки, установлением слабых мест противника, выявлением направления главного удара и проч. Не упускается из внимания и психология ведения военных действий, а именно, что лучший способ поразить противника заключается в том, чтобы его деморализовать. Отсюда появилась идеология плюрализма. Плюрализм как равенство добра и зла выступает интеллектуальной основой новой идеологии, политики смещения смыслов, когда традиционные ценности подвергаются пересмотру и осмеянию, когда модернизм представляется самодовлеющей ценностью, когда наследие предыдущих поколений оценивается в качестве ненужного груза, который только обременяет совесть, если только она существует.

Стержневой компонентой набора антиценностей выступает вседозволенность, понимаемая как освобождение от нравственных императивов (Я освобождаю вас от химеры совести. —
А. Гитлер). Если дозволено всё, то ничего и не жаль — и собственной жизни, а уж тем более чужой. Таков латентный мотив преступных посягательств.

Рассмотрим свободу (независимость) судебной власти от государства. Многие сотрудники органов правосудия считают, что главное в их деятельности — доказать вину. Хотя главным должно быть другое — убедиться в невиновности обвиняемого (презумпция невиновности). Во главе своей работы они ставят факты, которые связывают логикой в сценарий совершённого преступления. Но иногда получается так: факты подобраны, а человек — невиновен, потому что обвинители следуют своей или установленной в данном деле логике и игре воображения, но не действительности. При этом в суде не принято пересматривать дело в случае неправильного его решения: раз, мол, судебное колесо закрутилось, то его нельзя остановить. И невиновный человек попадает в тюрьму, потому что судьи способны из пустяка раздуть целые тома несовершенного преступления. А бывает, что явно виновного преступника оправдывают. Каждый, как ему кажется, творит то, что хочет. Государственные органы правопорядка бездействуют или гоняются за мелкой рыбёшкой и в упор не видят крупных китов.

Нет оснований утверждать, что абсолютное большинство привлечённых к уголовной ответственности невиновно, хотя доля таковых в структуре преследуемых не так уж и мала. Если сложить вместе число всех лиц, которые в той или иной мере претерпели тяготы уголовного преследования, но оказались невиновными, оправданными, лица, дела на которых были возвращены на дополнительное расследование, а затем прекращены за отсутствием состава или события преступления, незаконно содержащиеся под стражей лица, в отношении которых были отменены как незаконные постановления о возбуждении уголовных дел, и так далее, то их число в последние годы колеблется в пределах 200—250 тысяч человек. Это 1/5 или 1/6 часть от всей совокупности выявленных правонарушителей. Оставшиеся 12—13 миллионов правонарушителей оказались действительно виновными. Ими совершены разные преступления, в том числе организованные тяжкие и особо тяжкие. И они должны нести уголовную ответственность.

Но кто эти люди? В абсолютном большинстве своём — бедные, социально незащищённые, слабо адаптированные и явно деградируюшие слои населения, совершившие преступления, как правило, в условиях бытовых трудностей, алкогольного опьянения. Давний миф: преступники — субъекты социального дна, опять подтверждается. Именно против них и направлена сила системы уголовной юстиции.

Как ни больно говорить, преступления совершают все слои общества: и бедные, и богатые, и образованные, и высокопоставленные. Преступления совершает и правящая, и политическая, и экономическая, и даже научная элита. Причём коэффициент поражаемости реальной преступностью элитарных групп (как отношение преступников из этих групп к общему числу лиц данных групп) не ниже (или не намного ниже), чем самых низших слоёв населения. Другой вопрос. Каждый слой общества совершает «свои» преступления. Государственному чиновнику нет нужды выходить с дубинкой на большую дорогу, он тысячекратно может быстро обогатиться от продажи конфиденциальной информации. Но преступность власти, богатства и интеллекта почти не попадает в орбиту деятельности правоохранительных органов. Хотя именно в этой сфере причиняется колоссальный экономический ущерб государству и его гражданам. Сложилась ситуация, которая давно описана в литературе: если ты украл булку хлеба, пойдёшь в тюрьму, а если железную дорогу — будешь сенатором. И это сложилось не сейчас.

В России сложилась такая ситуация, когда громоздкие и малоэффективные исполнительная, законодательная и судебная государственные структуры контролируются компактной криминальной структурой, управляющие органы которой сходняки воров в законе имеют самостоятельные финансовые накопления — общаки, пополняемые из государственных и частных источников. Функции сходняков заключаются в назначении контролёров — смотрящих и выборе из выслужившихся смотрящих новых воров в законе, кооптируемых в сходняк, что называется коронацией вора. Сходняки на каждое среднее или крупное предприятие назначают смотрящего, о котором знает только руководитель предприятия, согласившийся сотрудничать с криминалом. А если он не соглашается, то имеется много возможностей доставить ему крупные неприятности. Смотрящий может и не иметь экономического образования, но он назначается на должность в бухгалтерии, которая позволяет ему контролировать получаемую предприятием прибыль. И 10 процентов прибыли руководитель предприятия ежемесячно отчисляет некоей юридической фирме, организованной сходняком, за то, что она разруливает спорные вопросы, которые возникают при взаимодействии с партнёрскими предприятиями или государственными структурами. Это называется крышевать предприятие. Смею вас заверить, что юристы этой фирмы в своей повседневной деятельности руководствуются не государственными законами, а воровскими понятиями.

Рассмотрим свободу государства (независимость от общества). Под видом государства действуют банды, которые не управляют общественной собственностью, а лишь передают её в управление частникам (себе, родне, знакомым) для эксплуатации жителей страны с помощью этой собственности. Эти замаскированные под государство банды управляют гражданами и стремятся расширить своё влияние, поглощая и все свободы.

Политика превратилась в доходный бизнес и основывается на тех же, что и капитал, грабительских принципах. В стране коррупция приобрела гигантские размеры. Мзду берут под различными предлогами и в дошкольных учреждениях, и в школах, и в больницах, и в правоохранительных органах, и в правительственных кругах. Сегодня трудно разобраться, где в стране политика, где бизнес, а где организованная преступность. Эти понятия уже смешались. Во многих властных структурах сегодня можно увидеть откровенных уголовников.

Вернёмся к понятию либерализма. У всех здравомыслящих людей возникает вопрос: «Почему в России, стране с такими большими природными ресурсами, граждане в массе своей живут значительнее беднее, чем в СССР?» Не последнюю роль в этом сыграло неправильно истолкованное значение философского понятия «либерализм» Именно с победным шествием либерализма по нашей стране Россия превратилась в общество с ограниченной ответственностью. Свобода удовлетворения желаний привела к полнейшей безответственности людей друг перед другом и перед обществом в целом и в конце концов к разрушению среды обитания великой страны под названием Советский Союз. При слове «либерализм» у многих возникают ассоциации с некими политическими программами и партиями. На самом деле либерализм является одним из самых влиятельных направлений философской мысли нашего времени, провозглашающих свободу личности во всех сферах человеческой деятельности. Либерализм является средством информационной войны. Человек относится к свободе как к собственности, которой он должен владеть, и только он и никто другой. И это сладкое слово «свобода» победило в мышлении людей.

(Продолжение в следующем номере)

 

published on cemicvet.ru according to the materials namsvet.ru

Интересное вокруг
...