Л. А. ПОЛЫКОВСКИЙ

ВОЗМОЖЕН ЛИ ИНКУБАТОР БЕССМЕРТИЯ?

Естественный возраст старения большинства людей менялся из поколения в поколение по мере улучшения условий жизни и успехов медицины. Ещё несколько веков назад старость наступала в сорок — пятьдесят лет. Сейчас же наиболее часто естественное старение начинается в самых развитых странах в 65—70 лет, а то и позже. То есть понятие возраста естественного старения сугубо индивидуальное, а в масштабах государств — результат статистических оценок.

Есть два направления лечения симптомов естественного старения: геронтологическое и ювенологическое. Если геронтология ставит своей основной целью ограничение негативного действия процесса старения, то ювенология ориентирована на продление молодости, омолаживание стареющего организма до молодого состояния. Широко известна книга учёного-ювенолога М. М. Виленчика «Биологические основы долголетия и старения», выдержавшая несколько изданий.

С одной стороны, старение естественно и закономерно, а, с другой стороны, все его симптомы признаются признаками заболевания организма. Причём старение — явление индивидуальное: одни люди начинают стареть в 35 и 40 лет, а другие в 50 лет. Некоторые работают на износ (трудоголики), другие злоупотребляют спиртным, никотином и тем самым сокращают свой продуктивный возраст.

А другие ведут умеренный и здоровый образ жизни и доживают до глубокой старости без болезней. Правда, некоторые, вследствие идеальной наследственности, живут очень долго, но не ведут здорового и умеренного образа жизни. Именно наличие таких счастливчиков и сбивает с толку остальных, и они живут как бы на авось: авось повезет, авось пронесёт мимо и болезни, и несчастья.

Значит, старение в большинстве случаев есть показатель правильности образа жизни для людей с нормальной наследственностью (не аномально хорошей и не аномально плохой).

Если подходить к проблеме более точно, то старение начинается с самого рождения организма. Но у одних восстановление отмирающих клеток и клеточных структур идёт быстрее и эффективнее, чем у других. И последним необходимо затрачивать больше усилий на поддержание организма в надлежащем состоянии.

Например, челябинский философ И. В. Вишев считает, что человек сможет жить сколь угодно долго, если мы научимся поддерживать его жизнедеятельность на пике оптимума. Для этой цели он предлагает оптимизацию генетического кода человека, то есть исправление и усовершенствование генетических программ старения и смерти организма. Недавно часть его идей была блестяще подтверждена открытием учёных Сиднея Бренера, Джона Салстона и Роберта Хорвица генетической запрограммированности гибели клеток, за которое они удостоены Нобелевской премии 2002 года по биологии и медицине.

Но, возможно, для поддержания жизнедеятельности человека на пике оптимума потребуется три технических новшества: суперкомпьютер, который будет фиксировать все параметры жизнедеятельности организма, легион микророботов, которые будут бороться с болезнями и старением на клеточном уровне под управлением этого суперкомпьютера, и банк совместимых с организмом клонированных органов и тканей для замены изношенных и утраченных элементов человеческого организма. В сумме эта чрезвычайно дорогая система будет называться инкубатором бессмертия.

Целесообразны ли такие колоссальные расходы на поддержание жизнедеятельности человеческого организма на пике оптимума? Для ответа на этот вопрос надо решить две проблемы:
1) эффективна ли жизнь современных людей и насколько можно увеличить их творческую отдачу; 2) интересно ли будет человеку жить сколь угодно долго, да ещё зная, как дорого обходится обществу его оптимальная жизнедеятельность?

Оказывается, решение второй проблемы зависит от решения первой. Но только с учётом того, что человеческий организм автоматически замедляет или ускоряет механизм старения и даже самоуничтожения в зависимости от того, как его разум осознаёт свою нужность и даже незаменимость.

К сожалению, без длительного познания самого себя, своего гения и своего назначения человек не в силах избежать даже синдрома ненужности и бессмысленности существования, не говоря уже о всеобщем общественном признании его уникальности и незаменимости. И потому психологами реально обсуждается широкое распространение синдрома усталости жизнью, который по идее должен быть присущ полностью одряхлевшему старческому организму, но, к сожалению, становится массовым явлением среди молодёжи и людей наиболее продуктивного зрелого возраста. Фактически это и есть основная почва для суицида.

Но если добавить к инкубатору бессмертия четвёртый компонент: механизм поиска для каждого человека индивидуальной ключевой информации, которая бы позволила человеку ощутить огромную и неугасающую радость самопознания, осознания своего назначения и своего великого гения (по Гёте, человек, познавший своё назначение и духовно пробудившийся, становится гением), то синдром индивидуальной ненужности и бессмысленности существования был бы радикально преодолён раз и навсегда.

И если сейчас большинство людей так и уходят в могилу, не раскрыв своих способностей и принося тем самым обществу невосполнимые потери от неиспользованности своего гения, то, когда число гениев начнёт даже незначительно увеличиваться, общество очень быстро достигнет невиданного ранее процветания.

Значит, если инкубатор бессмертия даже будет работать только в режиме поиска индивидуальной ключевой информации (то есть будет лишь инкубатором гениальности для нескольких человек и тем самым сделает из них гениев), то эффективность их творческой отдачи будет так велика, что не только в короткий срок окупит затраты на суперкомпьютер и его информационно-программную базу, но и позволит постепенно увеличивать количество своих абонентов. Вполне вероятно, что финансово-экономический расцвет такой суперсистемы будет настолько стремительным, что может напоминать цепную реакцию ядерного распада в атомной бомбе. И потребуется немногим более 100 лет, чтобы всё человечество подключилось к информационному контакту с таким суперкомпьютером или системой суперкомпьютеров и стало цивилизацией гениев. Эффективность такой системы будет обеспечиваться тем, что даже один гений может дать обществу больше дохода от своего творчества, чем несколько научно-исследовательских институтов.

В условиях же нашей действительности, когда гении есть редчайшее явление, а любой талант встречает жесточайшее сопротивление консерваторов-бюрократов, даже гении испытывают состояние отчаяния от своего одиночества в толпе бесконечно отставших от их духовного уровня людей. Ведь, казалось бы, лишённые основной духовной причины своей незначимости, ненужности, человеческий организм должен очень медленно стареть и очень интенсивно противостоять болезням. Но, к сожалению, в истории человечества известны случаи очень ранней гибели гениев. И виной тому была очевидная несовместимость гения и злодейства. То есть в окружении злодеев гений очень быстро духовно выгорает и в жесточайшей борьбе за выживание, и в чрезмерном творчестве пытается найти духовное успокоение от непосильной жизни. И неверно утверждать, что если создать гению идеальные условия для творчества, он разленится и станет праздно наслаждаться жизнью. Гений и праздность так же несовместимы, как и гении и злодейство.

Итак, в рассмотренном плане старение — скорее, болезнь духовная, чем телесная, и является следствием духовно неблагоприятных обстоятельств человеческой жизни. А уже духовная неудовлетворённость человека жизнью ускоряет процессы его физического старения.

published on cemicvet.ru according to the materials namsvet.ru

adminИнтересное вокруг
...