Пару часов назад, вечер, стемнело уже, захожу в Сбер, снять деньжат из зеленого ящика.

В «предбаннике» стоят трое молодых людей, на вид лет 18-20 каждому, одеты вполне прилично, цветные пуховики, джинсики, вязаные шапочки. Останавливают меня, один в это время снимает на телефон. Их главный (Г) начинает со мной диалог, третий не дает пройти прямо:

Г: Мужик, погоди, разговор есть. Тут [Называет какое-то имя] на зону заехал, мы всем районом собираем ему подогрев, сними тыщу для пацана?

Я: Ребята, мне вообще все равно на вашего друга, до свидания.

Г: Ты что, для [Называет какое-то имя] тыщу зажал? А ты готов в этом расписаться перед всеми пацанами? Ты смотри, мы ведь на видео снимаем тебя сейчас.

Я: Я тебе сейчас на ебальнике распишусь, идите на хуй.

Г: Короче ты попал, завтра выложим видео на ютуб и всем скинем ссылку, как ты о [Называет какое-то имя] плохо отзываешься.

Я: Сейчас к банкомату схожу, выйду и поговорим посерьезнее.

Г: Не очкуешь со всеми тремя разговаривать?

Я: Не очкую.

Надо сказать, я ни самоубийца, а просто у меня на боку абсолютно легальный резинострел, и я выстрелю в человека, если будет нужно. Возле банкомата, отвернувшись от камеры, аккуратно дослал патрон в патронник, зажал в руке и пошел разговаривать с этими пидорасами.

Вышел, а их уже и след простыл.

Источник

published on cemicvet.ru according to the materials ribalych.ru — ЗА ГОРОДОМ

adminИнтересное вокруг
Пару часов назад, вечер, стемнело уже, захожу в Сбер, снять деньжат из зеленого ящика. В 'предбаннике' стоят трое молодых людей, на вид лет 18-20 каждому, одеты вполне прилично, цветные пуховики, джинсики, вязаные шапочки. Останавливают меня, один в это время снимает на телефон. Их главный (Г) начинает со мной диалог, третий...