Конечно, человек существо не стерильное. Мы являемся домом для миллиардов бактерий, мы — целый мир, планета! Суммарная их масса в нашем организме оценивается в 2-3 кг. И это не считая простейших, грибов, нематод, трематод и прочих прочих шевелящихся и копошащихся нахлебников, нажопников и паразитов.

Обретаем мы это богатство не сразу, а, так сказать, разживаемся со временем, и самый первый момент нашего появления уже и есть само по себе ритуальное обмазывание тысячным биомом.

Плод, проходя через родовые пути, получает полный набор бактерий слизистой матери, и дальше каждая секунда жизни на этой планете наполняет и заселяет его. Спустя всего сутки у новорожденного ребёнка уже нет ни одного места, не заселённого бактериями.

Называется это чудо — первичная бактериальная колонизация. И начинается она с вагины. Если человек в целом для бактерий и микромира — планета, то вагина — это мегаполис, полный своих причуд, загадок, запахов и вкусов.

Вообще, говоря о выделениях из влагалища, нельзя не вспомнить великого и ужасного профессора Додерляйна — вот, например, из Булгаковского рассказа «Крещение поворотом», цикла Записки юного врача:
«И перед глазами у меня замелькали страницы Додерляйна. Поворот прямой… поворот комбинированный… поворот непрямой…Страницы, страницы… а на них рисунки. Таз, искривлённые, сдавленные младенцы с огромными головами… свисающая ручка, на ней петля.»

Это юный энтузиаст доктор, отправленный в русское село, первый раз принимает роды с поворотом плода на ножку, если что. А великий и могучий Альберт Зигмунд Густав Додерляйн — немецкий акушер, гинеколог и основатель гинекологической бактериологии, человек с тёплыми золотыми руками. Ну где вы ещё встретите цитаты Булгакова в описании вагинитов, кроме как не у ScientaeVulgaris? Фото Додерляйна, кстати.

На протяжении жизни по мере созревания, начала активной половой жизни, родов, менопаузы, выработки гормонов и их упадка, приходом в бухгалтерию и увольнением из неё, появлением инфекций — этот биом сильно меняется. Под воздействием эстрогена растёт выработка гликогена — полисахарида на слизистой, и лактобактерии увеличиваются. Эстроген падает — уменьшаются и лактобактерии. Сегодня в абсолютном большинстве своём бытует миф, что в основе биома влагалища — лактобактерии.

Это правда, но не полностью. Безусловно, лактобактерии — суровый страж этих небесных врат. Они сбраживают углеводы в молочную кислоту и понижают уровень pH. Кислая среда является губительной для посторонних, и слизистая процветает. Но не так давно исследовательский институт в США под весёлым названием «Консорциум Вагинального Микробиома» пришёл к интригующим непосвящённых выводам.

Вагинальное разнообразие настолько непредсказуемо и индивидуально, что совершенно невозможно сказать, в каких пропорциях бактерий каждая вагина обрела свою гармонию. В июне 2010 года исследователи вагинальной флоры из Университета Мэриленда опубликовали доклад, согласно которому биом различается не только индивидуально, но и имеет определённые взаимосвязи.

К примеру 90 процентов белых и 80 процентов азиатских женщин имели влагалищный биом, где доминируют лактобактерии, в то время как у темнокожих и испаноязычных женщин этот показатель едва доходил до 60. Соответственно, различается и уровень pH: белые и азиаты — кислее (4,4-4,2), чем темнокожие, у которых баланс более щёлочной (5,0-4,7) и, соответственно, горчит.

В состав населения влагалища входит больше 300 видов бактерий. Любопытный факт: естественная смазка — это плазма крови, просачивающаяся через стенки и смешивающаяся с результатами жизнедеятельности этих спартанцев на страже Фермопил… от патогенных бактерий. Состав микрофлоры меняется не только под воздействием гормонов и обмена бактериями с партнёром, партнёрами, партнёршами (у меня толерантный блог), но даже в ходе отдельно взятой менструации.

В норме во влагалище женщины обитает до 100 миллионов бактерий на 1 г вагинальных выделений. Естественно, такая обильная деятельность не может не проявляться во внешний мир. Исследовать эти проявления можно самостоятельно, а можно обратиться, например, к Мэри Джейн Минкин, не невесте Питера Паркера, а гинекологу из США с 30 летним стажем.

Островато-кислый запах. Кислое амбрэ напрямую, как раз-таки, и связано с деятельностью Lactobacillus, а их, только хорошо изученных, там больше 20 штук. Но кисловатый запах ещё не означает вкус. К примеру, L. jensenii и L. vaginalis очень активно производят Н2О2 — перекись водорода, которая имеет металлический вкус, но не имеет своего запаха.

Её наличие в слизистой напрямую связано со здоровьем. Научно доказано, что падение выработки перекиси нарушает механизм защиты слизистой, и даёт возможность прижиться минимум 17 возбудителям бактериального вагинита, в числе которых, например, широко популярный в узких кругах Микоплазмос.

Лактобактерии также могут давать более сладковатый запах. Это тоже признак здоровой флоры и говорит об одной из стадий деятельности бактерий. Но если при этом сладковато-кислый запах начинает напоминать кефир и появляется жжение при мочеиспускании, белые и густые выделения и зуд, то, скорее всего, пахнет уже пирожками, и говоря «пирожки» я имею ввиду дрожжи Candida. Ну или молочницу. Кому какое название больше нравится. Lactobacillus helveticus:

Металлический запах. Обычно он ассоциируется с монетками, с высоким содержанием меди. Как правило, если ваш нюх вас не подводит — это означает наличие крови, и с бактериальной флорой не связано. Наличие крови возможно, если недавно были месячные или возникли царапины, порезы. Также запах может меняться после полового акта, так как меняется состав жидкостей и уровень pH. Если рядом с металлическим идёт резкий аммиачный запах, здесь никакой мистики нет — скорее всего, вы унюхали остатки мочи.

Другое дело, что моча в норме не сильно пахнет аммиаком. А вот если запах резкий, вариантов становится больше. И большинство вам не понравится. Ваш нос только что определил беременность, так как у беременных у мочи сильный аммиачный запах. Возможно, это следствие менопаузы. А возможно — инфекции.

Если аммиаком пахнет изо рта и вы перепутали направление тяги, скорее всего, у вас проблема с почками. Это может быть инфекция мочевых путей, обезвоживание или истощение. В любом случае, в организме слишком много вредных веществ — вы или не даёте работать почкам нормально, либо они сами не справляются с выводом того, что копится само или производится бактериями.

Пахнет землёй с нотками копчёного. Речь идёт про потовые железы. Вообще, их бывает два типа — эккриновые и апокриновые. Эккриновые — это большинство, они выделяют 99% воды и 1% органических и неорганических веществ. Пот этих желёз отвечает за общий рН кожи, делая её чуть кисловатой и защищая от бактерий. Эти железы расположены на всём теле и проблем не доставляют. А вот апокриновые, те что в подмышках, в области ануса, промежности, на ноздрях и в наружном слуховом проходе не участвуют в поддержании рН и терморегуляции.

Они отвечают за стресс и запахи. Такая железа соединена с волосяным фолликулом, возле которого есть сальный секрет. При выделении пота часть этих клеток разрушается сама. Это приводит к тому, что вместо пота появляется секрет.

Не тот, что мистический и «загадошный», а тот, что воняет. Такой секрет смешиваясь с вагинальной смазкой может давать неприятные землистые оттенки запаха с нотками мускуса, ошибочно и ненаучного сравниваемого с копчёной колбасой. В любом случае такой запах — признак стресса, возможно, вы слишком долго принюхиваетесь и пугаете партнёра.

Самый знаменитый, самый легендарный и самый неприятный — запах рыбы. Влагалище не может пахнуть морем или свежепойманным сазаном, речь идёт про запах испорченной рыбы. И за него в природе отвечает Триметиламин. И он воняет. Он воняет страшно и беспощадно. Буквально две капли отпугнут от вас здоровую лошадь. И это понятно — любой химик вам скажет, что амины воняют. Но этот конкретный — это запах самой смерти.

Вещество является продуктом разложения всех растений и животных, и маркером некоторых тяжёлых инфекционных воспалений. Именно по такому запаху, кстати, полиция в тех же США ищет лаборатории по производству наркотиков, где метиламин используют в процессе.

Если вы не служебная собака на задании, а запах есть — поднимите лапу и покажите внешнюю настороженность, возможно вы унюхали Трихомониаз. Это инвазивное заболевание мочеполовой системы, возбудителем которого является одноклеточная трихомонада. В мире им болеет около 120 млн. человек.

Даже если это не трихомонады, скорее всего, в слизистой серьёзный дизбактериоз, и патогенная флора производит множество вредных веществ, идёт процесс консервированного распада, или, говоря словами Ульяма Шекспира из пьесы «Буря»: «Рыба! — воняет рыбой. Застарелый запах тухлой рыбы, что-то вроде солёной трески и не первой свежести».

Запахи, как и флора, достаточно активно меняются, и конечно не могут служить основанием для диагностики без других исследований. Ну и за гигиеной надо следить.

Спасибо что дочитали до конца,

Ваш ScientaeVulgaris

published on cemicvet.ru according to the materials ribalych.ru — За городом

adminИнтересное вокруг
Конечно, человек существо не стерильное. Мы являемся домом для миллиардов бактерий, мы - целый мир, планета! Суммарная их масса в нашем организме оценивается в 2-3 кг. И это не считая простейших, грибов, нематод, трематод и прочих прочих шевелящихся и копошащихся нахлебников, нажопников и паразитов. Обретаем мы это богатство...